Сын заместителя Гитлера Вольф-Рюдигер ГЕСС: Мой отец пытался предотвратить 22 июня

 

Со сложными чувствами мы предлагаем вашему вниманию этот материал. С одной стороны, это первое в российской печати интервью Вольфа-Рюдигера Гесса, сына ближайшего сподвижника Адольфа Гитлера - Рудольфа Гесса. Гесс-младший крайне редко говорит о прошлом. Единственная тема, которую он охотно обсуждает, - это насильственная, по его мнению, смерть отца (по официальной версии, это было самоубийство). Материал, что называется, эксклюзивный. С другой стороны, в России, потерявшей во время Второй мировой войны миллионы людей, любое прикосновение к этой все еще больной теме должно быть чрезвычайно осторожным. Мы предвидим эмоциональную реакцию тех, благодаря кому был побежден фашизм, - наших ветеранов. Но в то же время и сегодня то в одной стране, то в другой и, что самое немыслимое, в России то и дело происходят безобразные вылазки тех, кто называет себя учениками и последователями "Адольфа Алоизовича". Этих безумцев немного, но их число растет. И они, как правило, молоды, а значит, их упустили - в том числе и мы, газетчики. То, что долгие годы писалось на темы войны и фашизма, бывало порой неискренним, набитым штампами и стереотипами, а потому не работало. Сегодня мы считаем своим долгом опубликовать это интервью еще и потому, что в нем есть и другая, горькая, правда - правда сына, который остался верен памяти своего отца.

***

Дом Вольфа-Рюдигера Гесса в пригороде Мюнхена - Грефельфинге - почти не отличается от других. Аккуратная зелень, баварские дорожки, вымощенные белым камнем, приоткрытая в ожидании гостя калитка. После трели звонка дверь отворилась - человек в белой рубашке пожал мне руку, предложив пройти на второй этаж. Сев на диван, я оказался прямо напротив выполненного карандашом портрета Рудольфа Гесса. На столике слева лежал "Атлас Третьего рейха". Любезный хозяин налил мне кофе. "Знаете, я первый раз даю интервью российской газете. И особенно рад, что это именно "Известия".

- Господин Гесс, вы считаетесь поздним ребенком - родились, когда вашему отцу было сорок три года. Почему Рудольф Гесс так не спешил с женитьбой?

- Он был чрезмерно загружен партийной работой в НСДАП - времени на личную жизнь, чтобы пойти с кем-то познакомиться, совершенно не оставалось. Отец даже и не думал ни о каком брачном союзе в будущем - все вышло абсолютно случайно.

- Правда ли, что жену ему лично подбирал Адольф Гитлер?

- Скажем так - Гитлер просто сказал ему в один прекрасный день: "Открой глаза. Почему бы тебе не жениться на этой симпатичной фройляйн Ильзе?"

- У вас сохранились какие-либо детские воспоминания об отце?

- Я помню, но очень мало. Когда он улетел в Англию, мне было всего три с половиной года. Вспоминаю только момент, когда как-то вечером к нам в дом залетела летучая мышь. Я страшно испугался, а отец, успокаивая меня, открыл окно и выпустил ее на улицу.

- И когда вы увидели его снова?

- Почти через тридцать лет. В канун Рождества 1969 года отец заболел тяжелым воспалением легких, и его поместили в британский военный госпиталь в Берлине. До этого он отказывался от любых свиданий с семьей. Но думая, что умирает, изменил свое решение. Когда мы с матерью приехали в Берлин, мне дали на подпись бумагу с девятью условиями, при соблюдении которых состоится визит. Мне они сразу не понравились.

- Что же это были за условия?

- Нельзя было прикасаться к отцу - пожимать руку и обниматься, нельзя передавать подарки на Рождество, нельзя беседовать на следующие темы: национал-социализм, условия содержания в тюрьме, перелет отца в Англию, процесс в Нюрнберге, Гитлер и Вторая мировая война. Я сказал: "Не буду подписывать". Мне ответили: "Тогда забудьте о встрече с отцом". Пришлось подписать. Нас отвели в комнату, где за столом сидел отец - я не сразу узнал его. На столе между нами было укреплено прозрачное заграждение. Встреча длилась полчаса. Позади стояли два охранника и директор. Один охранник монотонно повторял: "У вас осталось десять минут...пять минут..."

- О чем вы обычно говорили в моменты подобных свиданий?

- Как и полагалось, ни слова о политике. О моей работе, о делах семьи, о его внуках. Я сразу хотел их показать ему, но мне не разрешили. Тогда я написал специальное прошение и получил согласие от администрации Шпандау. Там было сказано: "Посещать заключенного Гесса могут не более чем две персоны сразу". Я заходил с каждым ребенком на десять минут в комнату свиданий и за полчаса показал всех троих. Все свидания транслировались на главный монитор, за которым наблюдали представители четырех держав-победительниц.

- Рудольф Гесс выглядел подавленным после стольких лет заключения?

- Вовсе нет. Я не помню ни одного визита к отцу, чтобы он при этом не смеялся. У него было вообще отличное чувство юмора. Для меня это было странно - ведь он столько лет пробыл в одиночной камере. Ведь люди, которые долго находятся одни, начинают разговаривать сами с собой, и иногда это приводит к умопомешательству. Последний год жизни отец ходил с помощью костыля, а с другой стороны его поддерживал охранник. Но и при этом он не переставал радоваться жизни и сохранил трезвый рассудок.

- Как вы думаете, ваш отец в итоге разочаровался в Гитлере? Ведь он пробыл в заключении 46 лет - у него было время поразмыслить над своими убеждениями...

- Очевидно, нет. Как вы понимаете, по правилам посещения я не мог его об этом спросить, но это было видно из его поведения. Лично я убежден, что Рудольф Гесс умер, оставаясь убежденным национал-социалистом и поклонником Гитлера...

- Тем не менее вы считаете, что его осудили несправедливо.

- Конечно. В ночь на 10 мая 1941 года он прилетел в Англию, потому что хотел только мира, чтобы десятки миллионов людей остались живы. Но тогда его никто не услышал, зато после окончания войны Гесс оказался на скамье подсудимых как "военный преступник". Он не совершал никаких преступлений, за которые можно осудить на пожизненное заключение!

- Однако насколько мне известно, ваш отец, будучи заместителем Гитлера, подписывал документ об организации знаменитой "Хрустальной ночи" в ноябре 1938-го, когда в Германии состоялись жестокие массовые еврейские погромы...

- Нет, он не подписывал подобной бумаги! Более того, я должен вам сказать одну вещь. Мать рассказывала, что в ту самую ночь отец пришел домой очень поздно и лицо его было искажено болью: таким она, по ее словам, его никогда не видела. Рудольф Гесс был до глубины души поражен тем, что случилось в "Хрустальную ночь".

- Мне трудно поверить в то, что Рудольф Гесс как чистокровный представитель "арийской расы" мог сожалеть о "неполноценных" евреях...

- Нельзя же сразу делить все на черное и белое! Мой отец никогда так не делал! Его лучшим другом был профессор Карл Хаусхофер, женатый на еврейке. Отец постоянно ездил к нему в гости, общался с ним и его женой - хотя никак не должен был бы этого делать, если бы считал, что евреи нелюди. Он не мог подписать такую бумагу хотя бы потому, что ее не подписывал и Гитлер - события начались стихийно.

- Да? Но не слишком ли хорошо они были организованы?

- А это уже одно из главных достижений национал-социализма: любые внезапно вспыхнувшие волнения должны быть очень хорошо организованы!

- Национал-социализм - довольно сложное понятие. Оно выросло из философии Ницше, культа "белокурой бестии", возрождения древних верований, мистики - возьмите хотя бы свастику и рунические знаки в СС. Сначала эта философия поразила мозги лавочников, потом интеллигенции. И жива до сих пор...

- Вы знаете, философия Ницше, свастика, эсэсовская форма, различные мистические обряды - всего лишь дешевый гарнир к национал-социализму. Это нужно, чтобы романтичные девушки падали в обморок, читая ночью Ницше при свете свечи. Настоящая природа нацизма куда приземленнее. Германия была ужасно нищей страной, униженной Версальским договором: ее душила инфляция, безработица - 10 миллионов человек умирали с голоду. Гитлер оказался для них мессией. Он дал всем работу в течение двух лет, накормил голодных, построил дороги, создал дешевый автомобиль. И люди были готовы пойти за ним куда угодно. Вот что такое национал-социализм.

- Как вы думаете, нацизм когда-нибудь вернется в Германию?

- Нет, никогда. Вы можете сказать: да посмотрите - кругом полно неонацистов! Ну и что? Они полные дураки и понятия не имеют, что такое национал-социализм. Для них это шествия ряженых со свастикой, за которые хорошо платит телевидение: им приходится нанимать статистов, так как неонацисты не в состоянии собрать большую толпу. Нет, сейчас нацизм в Германии непопулярен.

- Ну а представьте - спустя сто лет появится новый мессия...

- И что? Национал-социализм был в немалой мере замешен именно на личности Гитлера, а новый Гитлер уже не имеет шансов на появление. Национал-социализм может возродиться к жизни только при условиях жесточайшего унижения и нищеты - тех явлений, что существовали в 1933 году. А на одних символах вроде свастики и Ницше далеко не уедешь. Посмотрите - в Австрии пришла к власти партия Хайдера. Но страна сытая - и все осталось как есть.

- Кроме идеологии, национал-социализм - это еще и состояние души. Полное отсутствие всякой жалости. У нас сначала не могли понять: как высококультурные немцы, давшие миру Шиллера, Гете и Гейне, могут разбивать младенцам головы о деревья...

- Знаете, я не верю в это. Я знаю, например, что печи концлагеря Дахау были построены уже после войны по приказу американцев - чтобы потом пугать ими туристов. Германскую армию очень часто обвиняют в массовых убийствах гражданского населения во время войны. А сколько было убито немцев! Лишь во время налета британской авиации на Дрезден 14 февраля 1945 года погибло 300 тысяч человек - им даже самого маленького памятника не поставили. Англичане всегда уничтожали исключительно жилые кварталы. Убивать младенцев... Я очень сомневаюсь, что это имело место.

- Еще как имело. Имеются киносъемки, сделанные самими немцами, на которых запечатлены чудовищные по своей жестокости расстрелы мирных жителей, тысячи виселиц и десятки лагерей смерти на оккупированной территории СССР.

- Я хочу, чтобы вы знали: я лично очень сожалею и полагаю, что мой отец тоже весьма сожалел о жертвах, которые понесла Россия в войне с Германией. Наши народы больше всего пострадали от этой войны. Мой отец старался ее предотвратить как мог.

- В российских исторических учебниках написано: "Рудольф Гесс совершил полет в Великобританию, чтобы предложить объединиться с Германией в походе на Восток".

- Слушайте, ну это полный бред. Смотрите - вот вопросы, которые я передал ему тайно в Шпандау в 1984 году. Я спрашиваю: "Если бы твой полет в Англию оказался удачным, Германия не решилась бы атаковать Советский Союз 22 июня 1941 года?" Он пишет мне ответ своей рукой: "Конечно". Отец очень хорошо относился к русскому народу и уважал его. Он понимал, что может случиться с Германией, если она нападет на СССР. Даже Гитлер сказал про 22 июня: "Мы открыли дверь, но не знаем, что ждет нас там". Отец хотел, чтобы миллионы людей остались живы.

- Однако через месяц после полета Гесса Германия напала на СССР. Почему же Гитлер решился на это, если он не знал, что его ждет за открытой дверью?

- Как я понимаю, ситуация была такой: это был превентивный удар. Ведь даже у вас рассекретили документы, которые показывают: Сталин собирался атаковать Восточную Европу, сосредоточил на границах три миллиона солдат. У них с Гитлером существовало своего рода соревнование - кто быстрее. Они не доверяли друг другу.

- Но считается, что Рудольф Гесс полетел в Англию, чтобы наладить свои отношения с Гитлером, которые со временем стали прохладными. Его оттеснил от фюрера более удачливый интриган Мартин Борман, а место преемника занял Геринг.

- Я общался с человеком, который был свидетелем приватного разговора моего отца с Гитлером при закрытых дверях 3 мая 1941 года. Они говорили четыре часа, люди слышали, что голоса повышались и утихали, и когда фюрер и мой отец вышли из комнаты, Гитлер обнимал его за плечи и говорил: "Гесс, а ты и в самом деле настоящий упрямец". Не забывайте, что даже после того как отца объявили психически больным в рейхе, Гитлер и пальцем не тронул его семью. На этом основании я считаю, что мой отец был полномочным посланником фюрера. И его полет в Англию не был увеселительной поездкой на уик-энд. Его в любую минуту могли сбить. Причем здесь интриги в рейхсканцелярии? Стал бы он рисковать собственной жизнью, если бы его кто-то удалил от фюрера. Это смешно.

-А почему все так странно? Почему бы не заслать Гесса в Англию другим путем, чем ему лететь ночью и выбрасываться с парашютом? Почему Гитлер объявил Гесса сумасшедшим, а не заявил, что это официальное предложение Германией мира?

- Я думаю, что дискуссия между Гессом и Гитлером была следующей. Мой отец сказал фюреру, что Сталин близок к тому, чтобы атаковать нас первым. И будет война, в которой Германию, как и 30 лет назад, зажмут тисками с двух сторон. Все зашло слишком далеко. Но если вывести Британию из войны, с Россией можно договориться. Гитлер ответил ему: хорошо, лети. Но мы тебя сбросим, как картошку, и ты будешь отвечать сам за себя. И если твоя миссия провалится - мы тебя не знаем. Трудно объяснить в рейхе, зачем мы заключаем мир, если все идет успешно и новые страны заняты германской армией.

- В тюрьме Шпандау Рудольфу Гессу было категорически запрещено давать интервью. Опасались ли британские власти, что он разгласит какую-либо сверхсекретную информацию о своем загадочном полете в Британию?

- Естественно. Им есть что скрывать. Правительство Великобритании до сих пор не рассекретило большинство документов, связанных с полетом Гесса в Англию, и обещает их открыть только в 2017 году. Хотя британцы говорят: "Да там ничего интересного". Ну если так, тогда что же вы не даете на них взглянуть? Отца в Шпандау буквально держали в наморднике. Если бы он открыл рот - это произвело бы впечатление взрыва атомной бомбы.

- Рудольф Гесс записывал "Майн кампф" со слов Гитлера в то время, когда они вместе сидели в тюрьме Ландсберг за организацию путча в 1923 году. Говорят, что он также "правил" ошибки, которыми была полна "Майн кампф", и на самом деле фактически переписал ее в ходе этой редакторской работы.

- Дело было так: как рассказывала моя мать, сначала Гитлер писал "Майн кампф" самолично в тюрьме на старой пишущей машинке. А моего отца он употреблял в качестве, так сказать, "адвоката дьявола" - то есть спорил с ним, какие вещи оставить, а какие убрать. Некоторые части "Майн кампф" были изменены в процессе.

- Кстати, о "пивном путче": ваш отец участвовал в нем, лично арестовав трех министров правительства Баварии. Переворот начался со знаменитой пивной "Хофбройхаус". Были ли Гитлер и Гесс тогда пьяны, когда начинали этот путч?

- Нет, это неправда. Отец всегда очень мало пил. Может, они с Гитлером и выпили по кружке, но это максимум. А в пивной собирались для конспирации - там много народу, и большая компания не привлечет внимания.

- Рудольф Гесс был единственным заключенным Шпандау на протяжении двадцати лет. Как он себя чувствовал в этом огромном комплексе, рассчитанном на сотни людей? Он вообще сидел в "одиночке" или мог выбирать любую?

- Нет, не мог - сначала он 23 года сидел в обычной "одиночке". Только когда Гесс вернулся из госпиталя в 1970 году, ему дали камеру, соединенную из двух обычных.

- Ему разрешали писать дневники?

- Нет. Отец получал четыре газеты, которые были строго цензурированы. В 1975 году к нему в камеру поставили телевизор, но передачи также подвергались цензуре - запрещалось смотреть любые новости. Потом разрешили получать торты на Рождество, но ему их приносили в камеру в разрезанном виде - искали напильники.

- Какой режим был у него в тюрьме?

- Стандартный. Только с 1983 года он стал получать еду немного лучшего качества, потому что его здоровье ухудшилось. Отец старался побольше гулять - это было разрешено: один раз утром и один раз вечером в саду Шпандау, от одного до двух часов.

- Вы по-прежнему утверждаете, что ваш отец был убит в Шпандау 17 августа 1987 года. Вы проводили независимое расследование?

- Да. Если бы отец умер в тюрьме, его должны были бы сжечь и пепел развеять по ветру. Но вышло новое постановление - прах после кремации собирались захоронить в Шпандау. В то самое Рождество, когда я увидел его в первый раз, все думали, что он умрет. И моей матери обещали выдать тело для захоронения. В 1982 году это было подтверждено официальным документом, который подписали представители всех четырех держав-победительниц. Это было большой ошибкой, потому что я отдал труп отца в Мюнхенский институт судебной медицины на повторное вскрытие. Пожалуйста, вот все документы, вы можете их посмотреть. Независимая экспертиза показала, что сначала Рудольфа Гесса удушили, а потом уже подвесили на шнуре от электрической лампы.

- А зачем надо было совершать такое грубое убийство? Современные средства позволяют ввести лекарство, провоцирующее инфаркт. Ваш отец был старым человеком, и ни один врач потом не докопался бы, что случилось на самом деле.

- Британские спецслужбы, умертвившие его, попросту хотели, чтобы он так же умер от удушья, как и те семеро в Нюрнберге. Какое тут самоубийство, если он был настолько слаб, что не мог ходить. А затянуть провод на шее, чтобы он врезался до самых позвонков - тут нужна нечеловеческая сила. Да если бы я просто что-то предполагал! У меня кипы врачебных документов, медицинские заключения, тщательно задокументированные показания свидетелей - в том числе охранника тюрьмы, слышавшего крики отца, и гражданского служащего Шпандау. Я всего лишь прошу суд рассмотреть их.

- Но, насколько мне известно, это уже далеко не первая попытка Рудольфа Гесса покончить жизнь самоубийством...

- Единственный раз он пытался убить себя в Британии 16 июня 1941 года, когда понял, что его миротворческая миссия провалилась. Правда, были потом сообщения, что Гесс хотел убить себя ножом в Тауэре, а в 1977 году пытался перерезать вены в Шпандау. Такая информация запускалась специально, чтобы ужесточить режим содержания отца в тюрьме. С 1977-го он наблюдался по специальным мониторам круглосуточно. И почему эти мониторы отключили в день его смерти? Слишком много странностей. И особенно странно то, что он повесился, хотя знал, что Горбачев собирается его освободить.

- Откровенно говоря, я в этом сомневаюсь.

- Дело в том, что советские власти всегда более мягко относились к возможности освобождения Рудольфа Гесса. Отец писал петиции о помиловании много раз, и если США, Англия и Франция сразу бросали эти просьбы в корзину, то в Кремле их рассматривали. Весной 1987 года он написал очередное прошение, где сказал, что ему уже осталось немного жить. Что он хочет умереть в кругу семьи, и 46 лет заключения - достаточное наказание. Как я думаю, отцу оставалось жить два-три года. Не больше. Я тоже написал прошение в посольство СССР в Бонне, впервые за много лет мне ответили, и в итоге я встретился в Берлине с советским дипломатом высокого ранга - неким Владимиром Грининым. Господин Гринин был очень любезен - он назвал Шпандау "неприятным наследством" и подчеркнул, что ответственность за дальнейшее заключение Гесса несут только западные власти. Я вышел оттуда с мыслью, что освобождение моего отца близко.

- Вы сказали ему об этом?

- Да. Отец очень обрадовался. Он сказал: "Неужели это правда?" 21 июня последовала передача Московского радио на немецком языке. В ней было сказано, что "освобождение Гесса вполне вероятно". Англичане поняли, что медлить больше нельзя. Если Гессу дадут озвучить то, что засекречено до 2017 года, то... В момент убийства моего отца советского директора Шпандау не было на месте. Позднее он заявил: если бы он был в тот момент в офисе, "смерть заключенного Гесса скорее всего удалось бы предотвратить".

- А вы не пытались выяснить у самого Горбачева - собирался ли он на самом деле освобождать Рудольфа Гесса?

- Да. Пару лет назад я направил письмо в "Горбачев-фонд". Через полгода мне пришел факс от советника Горбачева, что "Михаил Сергеевич не отвечает на подобные вопросы".

- Вам вернули вещи вашего отца после его смерти?

- Частично. Мне вернули его часы и еще какую-то мелочь. Остальное было сожжено британским директором Шпандау. Вскоре мне позвонили какие-то люди и предложили купить за 500 тысяч марок форму люфтваффе, в которой отец летал в Англию. Я согласился, позвонил в полицию, и она задержала этих людей. Как оказалось, они похитили эту форму из тюрьмы. В 1989 году мне ее отдали.

- И последняя просьба - согласно вашим убеждениям, вы ведь не откажетесь сфотографироваться с "Атласом Третьего рейха" в руках (навожу фотоаппарат)?

- Нет, спасибо. Меня за это потом в тюрьму посадят. Еще кофе?

Мюнхен-Москва

***

* Биографическая справка

Рудольф Гесс родился 26 апреля 1894 года в Александрии (Египет) в семье богатого немецкого предпринимателя. В 1914 году вступил в германскую армию, ушел на фронт, был дважды ранен. После войны жил в Мюнхене, где познакомился с Гитлером и принял участие в создании Национал-социалистической рабочей партии (НСДАП). Был одним из организаторов "пивного путча" 1923 года, когда Гитлер попытался свергнуть правительство Баварии. Отбывал наказание вместе с фюрером в тюрьме Ландсберг, где была написана "Майн кампф" (Гесс был ее первым редактором). После прихода Гитлера к власти (январь 1933 г.) занимает посты рейхсминистра без портфеля и заместителя Адольфа Гитлера по партии. Без подписи Гесса не считался действительным ни один документ. В 1939 году его влияние начинает ослабевать - Гесс становится третьим в иерархии, - его оттесняет Герман Геринг. 10 мая 1941 года Гесс на истребителе "Мессершмитт-110" внезапно совершает ночной перелет в Великобританию, где выбрасывается с парашютом и сдается английским властям. Он объявляет, что является личным посланником Гитлера, и официально предлагает начать мирные переговоры. Британское правительство никак не отреагировало на его слова, а в газетах и по радио Третьего рейха Гесса объявили сумасшедшим. В 1945 году он предстал на Нюрнбергском процессе, где заявил: "Я был счастлив служить моему народу - как немец, как национал-социалист и как верный последователь фюрера. Я ни о чем не сожалею - если бы все это повторилось, я действовал бы так же". За "преступления против человечества" Рудольф Гесс был приговорен к пожизненному заключению в берлинской тюрьме Шпандау, совместно управляемой США, Великобританией, Францией и СССР. С 1966 года он оставался единственным заключенным комплекса Шпандау, рассчитанного на 600 человек. 17 августа 1987 года 93-летний Гесс был найден с закрученным вокруг его шеи электропроводом. Случившееся было объявлено самоубийством, а тюрьма снесена. Сын Рудольфа Гесса, Вольф-Рюдигер (родившийся в 1937 году), на основе проведенной им экспертизы заявил, что его отец был убит агентами спецслужб, и подал в суд на британское правительство. Судебное разбирательство продолжается до сих пор...

***

Понять Гесса можно - он видел своего отца изможденным стариком, содержавшимся в жестких условиях тюрьмы. Он не видел его в блеске славы и карьеры. "Не было печей, не было газовых камер. вообще не было ничего". Кто-то плюнет, а кто-то и задумается - а вдруг и вправду не было? Что-то стало смазываться, расплываться в нашей памяти. Но это внешне, а то, что внутри, не вытравишь. Психологические опросы свидетельствуют - у многих людей, которые родились намного позже 1941 года, 22 июня вызывает смутную тревогу: и они сами не могут объяснить почему. Видимо, это впиталось в кровь. Кровь, которой нас умыли в сорок первом так, как никогда до этого. И слава Богу, что сын заместителя нацистского фюрера считает, что новый Гитлер никогда больше не появится на этой земле. Нам и старого с лихвой хватило.

 

Георгий ЗОТОВ. Известия: 06/17/00

Comments are closed.