Дневник Вернадского В.И.

Владимир Иванович Вернадский (28 февраля (12 марта) 1863, Санкт-Петербург — 6 января 1945, Москва) — русский[1] и советский естествоиспытатель украинского происхождения, мыслитель и общественный деятель XX века. Академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук, один из основателей и первый президент Украинской академии наук. Создатель многих научных школ. Один из представителей русского космизма; создатель науки биогеохимии. В круг его интересов входили геология и кристаллография, минералогия и геохимия, организаторская деятельность в науке и общественная деятельность, радиогеология и биология, биогеохимия и философия. Лауреат Сталинской премии I степени.

В настоящее время изданы дневниковые записи, состоящие из двух книг за октябрь1917г.-февраль 1921 г., хранящихся в Архиве РАН (г. Москва) и Институте рукописей ЦНБ им. В.И. Вернадского НАН Украины (Киев). В них включен весь комплекс записей Вернадского, выявленных и атрибутированных как «дневниковые», независимо от их места, нахождения в пределах архивов и степени опубликованности. Хронологический диапазон обусловлен периодом времени, в течение которого Вернадский находился вне Петрограда, и в основном совпадает с годами гражданской войны на территории бывшей Российской империи.
В первую часть издания вошли дневники В. И. Вернадского октября 1917 г.-января 1920 г. Записи, впервые публикуемые без купюр, раскрывают полный драматизма жизненный путь ученого от кануна гибели Российской республики до момента переезда автора в Ростов-Екатеринодар, факты наименее исследованного украинского периода его жизни и творчества.

В приведенных выдержках период до и после Октябрьского переворота 1917 года. Убраны некоторые подробности размышления автора по научным темам понятные лишь специалистам.

- 1917 -

15 октября

Вечером с Серг[еем Ольденбургом] и соодин[енном] зас[едании] ЦК и фракции совета. Вопрос о соглашении. С[ергей] и Винавер о заседании 14.Х у Кусковой (Сергея поразила роскошь жизни) — н[ародные] с[оциалисты], труд[овики], кооп[ераторы] и часть со- циал[истов] могут соединиться на общей формуле перехода в связи с обороной: с.-р. указывали на то, что они-то(вожди) согласны, но но могут сделать с массами. Энергично показали на них другие социал[исты] (резко Кускова: если вы, вожди, не можете в такой момент заставить действовать разумно — то «к черту эс-эр»). Во­прос о запросе о большевиках. Днем 15.Х совет старейшин. С.-р., бывшие у Кусковой, не успели провести резолюции, фракция при­няла другую, неприемл[емую] для к.-д. (передача земли в зем[ель­ные] ком[итеты], см[ертная] казнь, мир). Попытка найти почву в сов[ете] стар[ейшин] для небольшой, бессодержа[тельной], «нейт­ральной».

После разговора с Е. Дм. [Кусковой] для меня стало ясно то, что, по-видимому, ясно и для части социалистов,— опасности пере­дачи земли зем[ельным] комитетам. Зем[ельные] комитеты состо­ят из «с.-р.», подозрительных элементов; идет нажива, захват земли себе и своим. Несомненно, земля уйдет в другие руки — но не социллнзации или национализации, а в крепкие руки демократических Колупаевых03. Они удержат. Е. Д. рассказывала случай с ее племянником, отдавшим часть земли, небольшую, в зем[ельный] ком[итет] и сохранившим остальную. Он всецело предоставил все сношения с остальной землей комитету, и там ясен такой характер — идет столкновение комитета с крестьянами (Херсонск[ая] губ.)*

16 октября

Сегодня впервые дли меня выяснилась острота украинск[ого] вопроса 33. Среди массы текущих задач я оказался совсем не в курсе. Одновременно Вас[иленко| и Салазк[ин| осветили. Подпят Галнерном и Коноваловым. Проповедь самостийности Генер[альным] секретариатом. Правительство решает идти твердо.

17 октября

Итальянское поражение производит сильное впечатление.— Ме­ры против Украйнскщй [ой] Рады, по-видимому, будут проведены не­уклонно.— Вчера впервые слышал некоторое большое опасение большевиков.

Некоторое волнение из-за плехановских прибавок34. Мера была проведена легкомысленно, и невыдача их всюду создает затрудне­ния и опасности забастовок. Сейчас в Ак[адемии] н[аук) и здесь в М. Н. Пр. создало невероятное положение: обещали плех[ановские] приб(авки|, и их можно получить только путем угроз! Этим самым организуют людей и вносят беспорядок.

Укр[аииский] вопрос против Рады поднят прокурором киев[ской] суд[ебной] пал[аты]. Стешенко потребовал по инициативе С. С. [Салазкина].

18 октября


Был В. К. Бражников, изменившийся, нервный. Едет в Японию на службу (через Мотоно). Бр[ажников] был в ком[итете] Витте. Берет отпуск на 1/2года. Семья в Швеции, и в Россию везти боит­ся. Он как многие. В Россию верит—но считает, что сейчас здесь жить невозможно. Сознает, что неправильно, но не может. Готов идти в <ходоки>, но жить, ожидая, что зарежут, как барина, тебя или близких,— не может. Такое нервное, возбужденное состояние у многих. Вчера нечто аналогичное говорила сестра.

Мне кажется, правительство не учитывает необходимости ярких выступлений. Они создают силу. Бессилие воли у социалистов? Дру­гое племя, чем народовольцы.— Пытался в этом смысле настроить С. С. [Салазкина]. Несмотря на его энергию, этого элемента и у него недостаточно.

Возможность вероятной высадки в Финляндии очень тревожит. С. С. [Салазкин] передавал отзыв из левых кругов: флот будет спа­саться в Кронштадте (немецкий флот весь в Балт(ийском) море; против англичан минные поля и т. д.). Неизвестно, что лучше — чтобы «эти молодцы» потопли или их иметь в Кронштадте. Это то же самое настроение, как у обывателя: готовы «радостно» встре­тить немцев. Своих боятся больше.

По-видимому, движение вольных казаков на Украине будет типа казацкого. В Черниговщине большую роль играет правый Скоропадский.

Сейчас время людей воли. Их жаждут.

20 октября

Был В. И. Лучицкий. С фронтов[ого] съезда в связи с уничтоже­нием общ[ественных] организаций. Впечатление, что эта идея от Вильгельма; сделал шаги Керенский под влиянием Сов(ета) с[олдатских] и р[абочих| д[епутатов). Говорит, что впечатление такое, что нужно все это для усиления пролетарской борьбы; а оборона не интересует.В большевизме есть идейная сторона — но она так чужда созна­тельно действенным силам, что в конце концов чувствуется ими только как дикая разрушительная сила.

Георгий приехал. Много интер[есного) о Перми. Университет растет, хотя условия и нехороши40. Несомненное будущее. Народ­ный унив[ерситет] Перми — впечатление слабое. Из 20 ООО рабочих Мотовилихи записалось 300. Недоверие к буржуазной науке.

Георгий говорит о мире во что бы то ни стало, не сознавая воз­можности этим путем работать. Указывает, как и все кругом, на рост реставрацион[ных] желаний.

Может явиться сильная группа организ[ованных] войск, наво­дящая порядок с фронта при сочувствии населения? Кроме некото­рых групп фанатизир[ованных] рабочих, остальная подавляющая масса солдат — труслива или действует при недоверии к вожакам?

Разговоре Сергеем [Ольденбургом]. Совет Респ[ублики] не име­ет никакого будущего.

23 октября

Разговор с Л. Е. [Ферсманом]. Он все дни проводил на воен- [пом] совещании. Верховский вел большевистскую политику. У Л. Е. впечатление сильное от него, как от демагога, так и от Ве­личко. Всюду толки о мире — но что из себя представляет сейчас «мир». Насколько он возможен и что значит?

С. Влад. [Панина] рассказывала о вчер[ашнем] заседании] ЦК. Было подробно изложено о речи Верх[овского] в секр[етном] зас(едании) соединенных комиссий Совета, вызвавшей закрытие «Общего дела» 44. В основе Бурцев прав. Верховский считает, что армия не может драться и мир необходим для того, чтобы ею овла­деть и направить ее на организацию порядка, против большевиков. Еще до заседания В[ерховский] пытался войти и соглашение с к.-д. и когда он увидел (Милюков), что тут нет почвы — он прекратил разговор. Верное столкновение с Терещенко в ком(иссии). Т[ере­щенко] указал, что Верх[овский] ничего подобного не говорил в Совете мин[истров] и т. д. Когда от В[ерховского] потребовали точных указаний, он растерялся. Сейчас не ясно, что он может сде­лать: Керенский боится его и держать, и удалить. Вчера в засед[ании] ЦК Алексеев: из разговора с ним выяснилось, что не так без­надежно.

Но что такое при теперешней конъюнктуре — мир — о котором так часто говорят?

Неужели мы вместо внешней войны будем иметь внутреннюю. Сегодня Сергей[Ольденбург] сообщил свое впечатление, что боль­шевики падают в своем значении среди социалистов и потому надо ждать их выступления. Вчера мне говорил Лузани об их военной организации и чрезвычайной вероятности столкновения.

24 октября — 25 октября

Пишу утром 25-го. Вчерашний день неожиданно оказался днем кризиса.

Утром у меня был П. В. Виттенбург и рассказывал о своих ис­следованиях этим летом в бухте Петра Великого на Дальнем Восто­ке. Собирается туда вновь — от М. Н. Пр. Возможна помощь изве­стного рода.

Салазкин сообщил о <подготовляемом> кризисе — указал на закрытие газет — и о том, что достигнуто соглашение, что В. Р. К. возьмет назад свой приказ 47. До З 1/2 часов дня он ничего не знал о том, что соглашение расстроилось. Впервые Дорожкину сообщили из Думы о готовящемся столкновении, а Половцову для меня Линденер из заседания ком[иссии] по карте в АН (ген[ерал] Блюкоз). Любопытно, что Сергей [Ольденбург] рассказывал, что Карташев не знал, уйдя в 1 ч. ночи из заседания Вр [еменного] прав [ительства].

В 2 ч. был у меня Максимов о туркест[анских] учебн[ых] завед[ениях]. Эвергичный человек. Он подаст записки. Как будто бы он выбит несколько революцией и разрухой из колеи.

Были Радлов и Желебев о ж[урнале] М. Н. Пр.

Совещание тов[арищей] мин[истра] с С. С. [Салазкиным] о плане внешкольн[ого] образ[ования]. Интересное. Начинается новое крупное дело, которое потребует больших расходов — десятки миллионов рублей. Но одно из важнейших. Верно говорит С. В. [Па­нина] — назначение т[оварища] м[инистра] по внешк[ольному] образованию] обязывает, и госуд[арство] должно в таком случае не откладывать эту отрасль своей деятельности.

Сообщение о [1]

 


[1] Далее текст обрывается.

3 ноября

Кажется, целая вечность прошла после последних записей48. Невозможное становится возможным, и развертывается небывалая в истории катастрофа или, м[ожет] б[ыть], повоемировое явление. И в нем чувствуешь себя бессильной былинкой.

Вчерашний день. Утром на часах во дворе у запертых ворот дома вместе с Георг. Егор. [Старицким]. Чтение газет— «Воля на- р[ода]», «Дело нар[ода]», в которых бесконечное количество не­правды перемешано с правдой. Но никто толком ничего не знает, и в газеты попадает то же самое, что знают вожди. Как и в словесной передаче с своим собственным «творчеством». Заходил Карпин­ский. Крепкий старик долга, но, как и все, в смущении.

На трамвае по дороге к С. Вл. [Паниной], где собрался ЦК, читал, уходя от тяжелой обстановки дня, «Nature» и новый украин­ок[ий] библиогр[афический] журнал, который мне дал Вольтер. Как-то тяжело читать в «Nature» о широкой творческой работе анг­лосаксов в связи с переживаемым несчастьем. Тяжело потому, что у нас ведь происходит — среди интеллигенции — то же самое. Не­ужели рознь интеллигенции и демоса? Или не мыслимы для устой­чивости государства те формы жизни, к каким мы стремились все время? Много здорового в украинстве. Связь народа с интеллиген­цией крепче? Больше здорового в интеллигенции? Меньше безумной эмиграции и евреев?

Раса евреев — антигосударственная и сильная. Неужели то же самое и русь в народной массе? Ведь сейчас во многом проходят в жизнь настроения толстовства, сдобренные мировым интернацио­нализмом евреев.

Рассказывают социалисты — товарищи министра, что в массе Смольного монастыря слово «жид» слышится на каждом шагу.

В ЦК длинные прения по поводу нового выступления ЦК. Текст составлен Шингар[евым] согласно вчерашнему постановлению. Он отражает переживания его в связи с вчерашней городской думой, где оп имел успех. Изгоев (говорящий о диктатуре фронтовых ко­митетов) и Имшенецкий против всяких таких выступлений. Я ука­зывал на необходимость их, как выдвинуто это и вчера. Требует это­го общество. Набоков, который был все время против, нашел выход в том, чтобы сделать такие выступлении постоянными. Ясны разли­чии в настроении комитета: для всех ясна необходимость перехода к той или иной форме диктатуры, но некоторые надеются выйти из положения путем создания временн[ого] социал[истического] ми­нист[ерства] (без большевиков). Сведения о том, что делается вне Петрограда, ничтожны. О Каледине самые различные. Аджемов счи­тает, что верные данные о том, что у него мало войск и настоящей силы он не имеет. Слухи о занятии им Воронежа и Харькова неко­торыми считаются воен[ной] хитр[остыо]. Волков очень ярко вы­двинул элемент немецк[ого] участия в большевизме. Это общее мнение. Шинг[арев] поставил на обсуждение в следующем заседа­нии вопрос о вероятном занятии в ближайшее время Петрограда немцами и поставил вопрос о нашем положении. Невольно вновь поставил себе вопрос, что делать лично мне: оставаться?

В промежутке у Лели. Они спокойные в своем отчаянии. Пере­дает городские толки о герц[оге| Мекленбургском как о регенте от Вильгельма в Петрограде. Обыватель ждет немца как избавителя!

У Демьянова заседание тяжелое 49. Хижняков нарисовал мрач­ную картину Москвы50. В сущпости, массы за большевиков. Защи­щают офицеры, студенты, юнкера, добровольцы. С.-р., их центр[альный] ком[итет], который пока держится твердо, переживают траге­дию — они очутились без солдат и оказались под защитой буржуа­зии — вооруженных юнкеров и офицеров. Неужели погибнет Кремль с его вековыми сокровищами от тяжелой артиллерии большевиков? В Москве студент опять «враг народа». Дурак Никитин держится твердо; характер у него есть — но ума и сознания этого у него нет. Ведь ужасно, что и революц[ионное] прав[ительство] аналогично царскому — те же Штюрмерм, Макаровы, Голицыны, Маклаковы — здесь Никитины, Некрасовы, Малянтовичи... Братъя Малянтовичи уехали от нас, чтобы пробраться к правительству, и не добрались до него, спрятались? Трусы? Сегодня Некрасов подтвердил слух о немецком десанте в Финляндии. Раньше отрицал. Чувствую полное презрение к этому ничтожному человеку, принесшему России такой огромный вред. Раньше он отрицал десант. Уехав из Финляндии], даже не обеспечил себе информации. Разговор о намерении больше­виков захватить 250 млн. из I'[осударственного] б[анка].

Мысль о перевозе их в гор[одскую] думу оставлена. Фридман указывает, что пока ни один рубль ими не взят — но не надолго. Оформлена выда­ча 10 млн. гор[одской| думе и эмиссион[ное] право Барка на I мильярд. Рассказывал Хижников, что правительство не объявилось в Москве, как хотел Прокопович, вследствие его непопулярности. Лично Прокопович имеет там большое влияние. Верховский уехал на фронт — ему придают значение. Но кто придает? Любопытно, что мысль о немцах очень мало их всех занимает.

Малявкин о кукерских сланцах. Пытался добыть денег. Считает, что это для Петр[ограда] великое будущее: жидкое топливо в не­ограниченном количестве. Среди разрушений все цепляется жизнь.

По городу безумные процессии победивших большевиков.

Любопытно, что в несчастной попытке юнкер[ского| выступле­ния 29—30-го играл роль Пуришкевич. Сергей [Ольденбург], рабо­тающий все еще в след[ственной] ком[иссии] 51, говорит о необыч[ном] сходстве психологии и организации черной сотни с больше­виками. Викжель, о предательстве которого говорят обе стороны, не связан ли с рухловск[ими] черносотенниками ?

Вечером была Е. Д. Булич. Булич приходила переговорить о вы­ступлении в данный момент профессоров (согл[асно] совещанию) на Ж[енских] к[урсах] и о их же мерах для освобождения Карта­шева. Надо через Академический союз.

Вечером работал над сероводородами. Много двинул.

5 ноября

Вчера довольно безалаб[ерный] день. Не попал в ЦК, где об­суждались важные вопросы, связанные с переживаемым моментом, и запоздал к заседанию Акад[емии]. Пришлось с 11 утра до 3 возиться с засед[анием] у Демьянова, где шел вопрос об оформлении правительства53. Очень сумбурный. С. Вл. [Панина] очень ярко выразила и отношение к аресту Вр[еменного] прав[ительства], и печальное поведение министров-социал[истов] м. Решено опублико­вать решение 26.Х — послано С. Н. [Прокоповичу] в Москву, и его решено вызвать сюда. Никитин и Гвоздев оправдывались в своем решении выйти тем, что они переговорили об этом перед уходом с Терещенко и тот дал (по передаче Гв[оздева] явно уклончиво) им санкцию! Никитин считает это так важным, что желал широкого распространения этого известия! Все разговоры велись в связи с слухами об ухудшении положения в Петр[опавловской] кр[епости] и возможности самосуда. Очень определенно становится вопрос о невозможности легальной передачи власти новому правит[ельству] при отсутствии требования освобождения всего правительства. Сал­тыков принес очень странное известие о Маньковском. Вудто бы он готов подписать приказ о выдаче по всей России оружия рабочим. М[аньковский] прислал нам письмо другого характера. Бывший впервые его представитель генерал С. (фамилию забыл) ушел странным образом до конца заседания. Некрасов выяснил сущест­вование неопублнкован[ного] распоряжения правительства о веде­нии дел. Решено опубликовать.

Вечером у меня были Лев[инсон]-Лесс[инг] и Дьякон[ов], ут­ром Иван [Гревс] — в связи с собранием ученых, художников и т. д. для протеста. Сговорились об организации. Брандт совсем никуда не годится как организатор.

От 9—12 ночи дежурил.

Работал над сероводородом и кое-что читал весь день — «Nature», о белом угле, Черепyина «Ист[орию] См[ольного] института» 55.

Возможен арест — но бежать неприятно. За обедом были Сергей [Ольденбург] и Паша [Старицкий] —остаток субботу. К Сергею являлся от В[оенно] -рев[олюционного] ком[итета] по ин[остранным] делам56 Поливанов, который перестал говорить, когда С[ергей] заявил,, что он не признает такового. Академ[ики] одобрили его образ действий. Поливанов хороший лингвист, пр[иват]-доц[ент] унив[ерситета], маленький человек в нравств[енном] отн[о­шении], обычно заискивающий, тут был нахален.

Макаров рассказывал о кощунствах в Зимн[ем] дворце: в церкви евангелие обоссано, церковь и комнаты Ник[олая] I и Ал[ександра] II превращены были в нужники! Кощунство и гадость созна­тельные. Любопытно, что когда я рассказывал об этом Модзал [евскому] — он говорит — евреи! Я думаю, что это русские. Как и убийство царскосельск[ого] священника — очень порядочного чело­века. Какое-то безумие.

Сегодня в «Деле нар[ода]» поразительное по цинизму решение большевиков о свободе печати 57. Это что-то невероятное.

6 ноября. Утро.

Вчера день довольно безалаб[ерный]. Не совсем здоровилось, и потому мало смог сделать. Очень смутно и тревожно за будущее. Вместе с тем и очень ясно чувствую силу русской нации, несмотря на ее антигосударств[енное] движение. Сейчас ярко проявился анархизм русской народной массы и еврейских вождей, которые играют такую роль в этом движении. Можно очень ярко провести это через всю историю еврейства и русского народа. Служилые слои, отделившиеся от народа, уже тысячелетие делали государственную историю. «Народ» жил своей жизнью и творил другое.

Очень ясно падение идейное социализма и народничества. Очень любопытное будет изменение русской интеллигенции. Что бы ни случилось в госуд[арственных] формах, великий народ будет жить. Еще больше, чем Польша, история [которой) впервые выросла пос­ле падения XVIII века — раньше была в полном культурном упад­ке — шляхетская цивилизация была далека от человеческих интере­сов. Расцвет нации начался при ее государственном падении.

Утром ЦК. Долгие споры о выходе наших из Ком[итета] спас[ения]. За это стоял Шингарев, считая необходимым ультиматум о включении в Ком[итет] спасения] всех партий Совета Респ[ублики]. В то же время он стоял на прежней точке зрения, что как таковая, партия н [ародной] с[вободы] не должна входить. Очень против Набоков, Панина. Прошло мнение последних. Ярко различ­ные течения: полный разрыв с социализмом. Очень яркую позицию в этом смысле занял Волков — раньше стоявший на переднем левом фланге партии. За социализм (как идейное мировоз[зрение], но и как по возможности вместе) Набоков, Васильев. Имшенецкнй резко подчеркнул вероятие реакции и того, что нам придется идти с социал[истами] против правой реакции.

Вышел № 1 Известий ЦК — литогр[афированный]. Полная за­висимость от печатников. Такое положение нетерпимо.

Впечатление — затяжного кризиса и возможности новой воен­ной же авантюры.

Днем у М. А. Дьяконова заседание ученых в связи с выступле­нием. Идея Гессена В. М. об обращении к нации ее духовных вождей. Сергей [Ольденбург]: строители жизни против ее разрушителей.

Обедал Имшенецкнй. Настроение всех тревожное, по растет го­суд[арственное] негодование. М[ожет] б[ыть|, на юге образуется твердый центр. А если не там, то в другом месте. Для меня это ясно. Вечером заходила Е. Д. [Ревуцкая].

Много работал для сероводорода с корректурой и исправления­ми. Хочется скорее двинуть.

Думается о новых научных работах. Хочу вырвать время. Сергей [Ольденбург] говорит, что начал усиленно научно работать, то же Модзалевский, Ферсман и др.

Читал «Nature», «Рус[скую] мысль», отдельн[ые] новинки по геологии, Kingsley.

7 ноября. Утро.

Вчера утром в ЦК — впервые в обычном мосте. Нудные длинные прения в связи с участием в выборах в Учредит[ельное] собрание. Набоков указал на трудности выступлений, а затем необычайно многословно говорили Тыркова, Шингарев, Протопопов, Зах. Григ. (Френкель] и др. Многие считают все потерянным — необходимым начинать с начала собирание России, им ясно, что Петербург погиб и т. д. Строят смело исторические предвидения, не наученные опы­том: всегда все они носили характер чета-нечета. Вера в южный центр, в Каледина. Указывают на необходимость выезда ввиду это­го ЦК из Петрограда. Как будто там лучше. О калединском центре никто по толку не знает. А все говорит, что это еще очень не сложившееся. Видел позже Тулайкова, проехавшего на днях через Рос­тов и Харьков. Там все в этом отношении спокойно. Правильно ука­зывал Милюков в моск[овском] ЦК на необходимость бороться с се­парат[истскими] стремлениями казаков. О том, что казаки задержи­вали хлеб и уголь, оказалось ложным. Уголь увеличился; хлеб ушел на кавказ[скую] армию. Но сейчас, несомненно, идет тяга энергич­ных людей на юг. С реставрацией монархии быстро мирятся. Но это такой же чет-нечет.

Принято решение в ЦК правильное — участвовать в выборн[ых] ком[миссиях], стоять за Учр[едительное] собр[ание], и Сергей [Ольденбург], бывший на митинге, говорит, что На[боков] очень хорошо говорил.

Днем был в Учен[ом] ком[итете]. Тулайков из Кавказа говорил о Муганской степи. Там все спокойно. Лпскун приехал из Крыма.

Об эвакуации Уч[еного] ком]итета] (Алупка — дворец Воронцова). В общем и здесь то же настроении; возвращение старого типа влас­ти как неизбежное.

Заседание] тов[арищей] мин[истра]. Получено сообщение о том, что делается в России через посланца в Ставку. Казаки ушли, и Ставка беззащитна. Духонин бессилен. Армия разлагается; дер­жится еще Учр[едительным] собр[анием]. Очень сильны — благо­даря общей слабости — укр[аинцы], полки которых (69 на н[емецко]- у[краинском] фр[онте]?), подчиняющиеся Раде, более дисцип­линированны. Украйна действ[ительно] объявила себя независи­мой . Авантюра? Мне кажется, федерализм неизбежен? И в Луге чувствуется влияние Рады иа лучшие части — она их удерживает от всяких выступлений. Из Луги сведения Никитина и Демьянова диаметр[ально] противоп[оложны]. Скарятин выступил с очень определен[ным] заявл[ением]: в М[инистерстве] ю[стиции| в предвар[ительном] следствии о большевиках имеются уничтожаю­щие — с точки зрения сношений с немцами — документы. Решено их выслушать и опубликовать, если это окажется нужным. Любо­п[ытно], что Никитин поставил вопрос о том, что это, м[ожет] б[ыть], вызовет негодование на Вр[еменное] пр[авительство], вы­пустившее, несмотря на эти данные, большев[истских] лидеров. Вообще деят[ельность] Саши Зарудного и Малянтовича в этом отношении кажется сейчас обществу преступной. Разговор об Учр[е­дительном] собр[ании| и о Госуд[арственном] банке. Долгие споры о характере забастовки. О почтов[ой] телегр[амме], ее возможности, очень против Маслов, за — Гвоздев. Признали возможной забастовку в максимальном размере в случае грабежа, но ясно, что она будет не надолго.

Любопытно, что ЦК с.-р. и с.-д. против выборов в Учр[едитель­ное] собр[ание]; боятся потери своих сторонников: часть их уйдет к к.-д., часть же — к большев[икам].

Были веч[ером] Л. Е. [Ферсман] (tму угрожает арест в связи с В[оенно] -техн[ическим] ком[итетом], столкнувшимся с больше­виками), Е. Д. [Ревуцкая] (очень мало сделала корр[ектуру] Н2S) и А. И. Астров, приехавший из Москвы. Он рассказывал о Москве и привез поручение от м[осковского] ЦК. 'Гам те же разговоры и те же решения. Воззвание составлено Милюк[овым].

Вечером читал Черепнина — Смольный. Как-то мысли о Нюточ­ке. И сейчас с это[й] целью перемен. Смольный теперь большевист­ский центр. Много гибели и красивого. Несомненно, будет легенда. Читал книги в связи с серовод[ородом], корректуры «Ест [ественных] пр[оизводительных] сил»59, «Изв[естия] Геол[огического] ком[итета]» (работа Прнгоровского об углях — интер[есно]) 60, роман Kingsley.

Мысль о значении единства России: реальные основы этого един­ства. Развить.

8 ноября. Утро.

Вчера утром заходил Монстер. Бражников уехал, прислал пись­мо, что я не буду возражать после происшедшего в эти дни. Мысль о полной или временной эмиграции сейчас очень сильна у отдель­ных людей. Всегда так бывало — в России не часто.

Заседание ЦК. Информации: об издательстве — решено продол­жать гектогр[афированне] Известий ЦК, если возможно печатать в провинции (Новгороде). Вопрос о министрах. Их тяжелое настрое­ние. Кутлер рассказывал о своих попытках воздействовать через Бонч-Бруевича. Решено вчера искать свидания Винаверу, Набокову. Пользуясь старыми связями с Ульяновым Сергея [Ольденбурга] (и моими) 61, послать не от партии к нему депутацию для освобож­дения министров (Сергей, Кутлер, Шахматов, Васильев — я отвел себя как тов[арищ] мин[истра], замен[явший] мин[истра]). Поло­жение министров в Петроп[авловской] крепости угрожающее, опас­ное.

Тыркова рассказывала о заявлении Бьюкенена Вильямсу для передачи куда следует о том, что в случае, если что-то случится с министрами — послы прервут сношения и уедут. Она посоветовала В[ильямсу] еще раз переговорить с Б[ьюкененом] и не объявлять, т. к., м[ожет] б[ыть], большевики этого желают. В ком[итете] не заявляла, спрашивала моего совета. Я думаю, она права.

Днем заседание Совета мин[истров]. Приехал Прокопович, и сразу изменилось положение. Он явился председателем. Никитин в своих совещаниях с бюро Ком[итета] спас[ения] надавал непров[е­ренные] обещания от нас — однородн[ое] мин[истерство] и даже невозможность вхождения приличных большевиков (пр[имер] М Н. Покровского) 62. Я резко протестовал, поддержали Головков, Миссальский, Панина, Скарятин. Прокопович определенно против однор[одного] социалистического] мин[истерства]: считает, что его не признает Россия (Дон, Сибирь, Украина). Мы считаем себя не связанными (глупый Никитин даже ставил вопрос о выходе!). Некрасов ходит в заседания, но его роль там ничтожная. Гвоздев указывал свою прав[ильную] мысль, что необход[имо] распустить войско, без этого ничего не будет; по его мнению, ценз[овые] элем[енты] не пойдут в мин[истерство], т. к., вероятно, эти новые министры будут убиты Советами. А соц[иалистам] надо идти, т. к. они сами возились с солд[атами] и им ближе. Кр[асную| гвардию он рисует невин[ным] агнцем. Прокоп[ович], я, Скарятин указывали на деловое, внепарт[ийное] мин[истерство]. Разница резкая с однородным], т. к. в однор[одном] социал[истическая] программа (земля и т. п.). Впечатление, что сейчас солдатский бунт, причем солдаты и не в руках большевиков.— Вопрос об издании компром[етирующих] докум[ентов] о большевиках. Не уверен, что будет сделано, т. к., вероятно, и другие социал[исты] в этом замешаны. Де­мьянов в част[ном] разговоре считает несомненно доказанным их денежную связь с Германией.— Разговор о банке. Мы думали, что уже разграбили; из сегодн[яшних] газет видно, что нет.— Очень интер[есное] предложение Прокоповича — составить и послезавтра краткие записки действ[ующих] органов правительства: продов[ольственное], металл[ическое] и топл[ивное], ж[елезно]- д[орожное], финанс[овое], воен[ное] и морск[ое] снабжение по программе: 1) совр[еменное] пол[ожение]; 2) ближ[айшие] персп[ективы]; 3) всякие мятежи; 4) продолж[ение] деят[ельнос­ти] правительства — для опубликования. Никитина гложет все мысль, что мы работаем на руку большевиков, давая им возмож­ность спокойно заниматься высокой политикой,— Выпустили Тахтамышева,— Прок[опович] говорит, что у них в М[оскве] было все­го 2500 войска, из них 500 не очень дисципл[инированных] (офи­церы— против Рябцова). Сдались, п[отому] ч[то] не было патро­нов и боялись гибели Кремля. Стреляли люди знающие (д[олжно] б[ыть], немецкие офицеры).— Вновь Малявкин вопрос о сланцах.—7      миллионов топлива Петрогр[ада].— Вопрос о реконстр[укции] власти завтра.

Вечером у меня Новиков, Андрусов. Нов[иков] о Москве. Тяже­ло прекращение культ[урной] работы. .

Силы, сдерживающие единство России,— сильные?

Читал «Вест[ник] торф(яного] дела», «Р[усскую] м[ысль]» (Глинский), диссерт[ацию] Искюля63, корректуры, работал над сероводородом много. Боратынский (Тат. Арк.).

9 ноября. Утро.

Утром ЦК. Не очень долгое обсуждение нашего поведении в Сов[ете] мин[истров]. В конце концов дали свободу баллотировки и о вопросу о делов[ом] министерстве]. Левицкий привез из Моск­вы воззвание ЦК моск[овского], которое очень нас не удовлетвори­ло. По моему предложению решено не опубликовывать, если оно не окончательно принято, и опубликовать с указанием, что это воз­звание было издано моск[овским] отделен[ием] ком[итета], если оно уже faut accompli 64. В нем неудачны выпады (правильные) на Керенского и совершенно неправильно дано изложение хода минис­терств револ[юционной] России.

С 4-х часов дня до 81/2 у С. Вл. [Панипой] заседание Сов[ета] мин[истров] с тремя делегатами Сов[ета] спас[ения] —Розановым, Брамсоном, Фнлипповским. Все они сторонники коалиции, но сей­час стоят за однородное министерство]: из-за соображений целесо- обр [азности]. Они выдвинули два вопроса: 1) отставка Керенского с передачей власти Вр[еменного] прав[ительства] от 1.ХI и на­сколько надо опубликовать (написано на листочке бумаги — пе­чальный конец политич[еской] карьеры) и 2) о реконстр[укции] власти. Очень определенно высказывались о неучастии цензовых элементов из-за соображений безопасности будущего прав[ительст­ва] и ценз[овых] эл[ементов] —в частности, они говорили только о партии народной свободы. Брамсон высказал мысль, что они на­деются на молчаливое согласие ценз[овых] эл[ементов| этому ми­нист[ерству]. Сейчас в Ставку уехали Авкс[ептьев], Гоц и пред­став[ители] ЦК. Там в Могилеве предполагается съезд крестьян­ских] деп[утатов]. Очень настаивали на присылке туда представи­телей Вр[еменного] прав[ительства] для их участия в обсуждении состава Вр[еменного] пр [авительства] и передачи ему власти. На меня впечатление такое, что у них список готов. Большинством 7 против 3 (Никитин, Демьянов, пр[едставитель] гос[ударственного] кон[троля]) при одном воздержавшемся (Маслов) мы отложили отсылку наших представителей в дан[ный] момент. Поставлен воп­рос ими — встретили ли мы препятствие передаче власти однор[од­ному] мин[истерству], причем они все усилия употребят для рас­ширения его базы. Очень ярко возражал Прокопович, с которым я во многом был согласен: 1) сосредотачиваясь в ставке, подводили офицерство. Уже и сейчас массовые увольнения, 2) повтор воен[ной] авантюры, тогда как сейчас армия по настр[ою] большевист­ская, 3) не будет признана страной — Укр[аиной], Сибирью (по переговорам Прокопов [ича] в Москве с Сибир[ыо]). Пр[окопович] очень ярко говорил: р[оссийская] интеллигенция стояла все время вне идей государственности, только тяжелым опытом в ней образу­ет[ся] госуд[арственное] течение. Указывал он и на ту затрудни­тельность, какую испытывают мин[истры] -социалисты передать власть чисто социалист[ическому] министерству, когда мин[истры] - несоциалисты арестованы. Его мысль, с чем я согласен,— борьба с больш[евиками] в данный момент не силой оружия, а общ[ественным] мнением, печатью и т. д. Об опасности в ставке для офицерства говорил Гвоздев, который ушел до баллотировки. Фрид­ин и рассказывал о банке. Так, благодаря Пяге составлен подробный протокол. Впечатление такое, что они теперь обратили [вннмание] на государственное казначейство. Всюду в министерствах подбирают деньги (в казнач[ействе] взяли более 150 000 р.) —Нератов рассказывал о передаче ключей в МИД. Сделал Петряев и часть служащих — под угрозой взлома. Явились туда Троцкий, Залкинд, слесарь. Нер[атов] рассказывал свой разговор с Троцким о вн[ешней] политике. Очень агрессивный и простецкий. Решено иметь официальный документ об условиях передачи ключей МИД.

С. Вл. [Панина] в ЦК рассказывала о новых течениях в целях прекращ[ения] забастовки впредь до прихода ком(иссаров] в связи с неудачей больш[евиков] в банке. Вызвано это, м[ежду] пр[очим], и тем, что долго не выдержат чиновники. Сегодня мне звонил Тартаковский и говорил о том же впечатлении Вихляева, который вче­ра в Уделах не дал обещания не принимать народн[ого] комиссара.

Вчера в трамваях и в промежутках довольно много прочел — кончил диссерт[ацию] Искюля (подтв[ерждение] основных моих идей о структуре силикатов), поск[олько] брошюр и книг о почво­ведении (люб[опытна] Ярилова речь в Воронел;е), «Рус[скую] мысль». В последней любопытная переписка В. Соловьева и Кирее­ва, Всегда мне вспоминается при этом С. Трубецкой65. Любопытны неожиданные воспоминания пережитого и прошлого при таких чте­ниях. Корректуры — серов[одород] (и чтение для него] и сб[орник] произв[одительных] сил (нефть).

Как быстры психолог[ические] смены масс. Сейчас во главе сол­дат — евреи. Кто бы это сказал год-полтора назад?

10 ноября

Вчера утром ЦК. В нем обсуждались условия нашего признания мин[истерства], наша политика в Сов(ете| мни[истров] найдена правильной. Поднят вопрос о «перемирии», зем[ском] соборе. Ясно и определенно общее сомнение в социал[истическом] мин [истерстве|, только если оно будет не деловым. Ксли же будет деловым — многие считают лучшим выходом. Настроение против коалицион[ностп] очень определенное у большинства. Вчера ввиду заседа­ния правительства не удалось выступить на митинге. В душе я очень рад этой возможности избежать тяжелого переживания на закон[ном| основании.

Очень продолжительное и очень важное заседание Вр[еменного] прав[ительства]. От Сов[ета] сп[ассения] были <Войтинский> (молчал), Церетели, Брамсон, Филипповский. Один русский из четырех. Вновь был поднят вопрос о посылке депутатов в ставку. Вначале информация. Была прочитана телефоногр[амма] Духонину по единст[венному] проводу, который ещо находится в распоряже­нии Ком[итета| спас[ення]. Положение трагическое: получили зна­чение в решении жнзн[енного] строя силы и слои народа, которые не в состояпии понять его интересы. Ясно, что безудержная демо­кратия, стремление к которой явлилось целью моей жизни, должна получить поправки. Вспоминаются разговоры перед 1905 [г.], когда вырабатывалась четыреххвостка. Но словам Церетели, ставке угро­жает разнос. При обсуждении вопроса после оглашения воззвания Перокрестова от им[ени] общеарм[ейского] комитета очень опре­деленно высказался я против участия нашего в такой реконструк­ции власти с большевиками. Поддержку встретил в Малянтовиче и Прокопов[иче]. В конце концов большинством одного голоса (5—4) решпли послать в Ставку лиц для информации и выяснения мне­ния правительства, но не для участия в реконструкции власти. Однако не знаю, устроится ли поездка. Никитин не хочет входить на этих условиях (хотел полномочий для действий), Демьянов раньше ушел. Прокоп[ович] ясно и определенно против своей поездки. И он прав. Поставлены усл[овия]: 1) правительство считает нежелательным организацию Комитета мин[истров] среди штыков в ставке, 2) ни в каком случае не создать преемства с ми­нистерством, в кот[орое] войдут большевики и 3) даст преемст(во] социал[истическому] мин[истсрству] —делового характера, ни в чем по узурпир[уя] власть Учр[едительного] собр[ания]. Послед­нее явно не всем правится. Церетели очень интересно высказался: он считает невозможным — ввиду большев[истского] настроения войск и нар[одних] масс — образование сейчас какого бы то ни было правительства, которое могло бы получить общегосуд[арственное] знач[енне]. Считает, что нам придется воссоздавать Россию. Эту цель надо поставить и широкую обществ[ениую] (а не воен[ную]) борьбу с большевиками. Думает, что из анархии выйдет правое правительство. Брамсон тоже считает, что случилось худ­шее— военные взяли на себя организ[ацию] правит[ельства]. Но чего же они хотели, создавая правит[ельство] в ставке? Резко отме­жевался от Церетели.— Долгие прения о тел[еграфном] разгово­ре с Духониным ввиду его трагпческ[ого] положения . Поло­жено переговорить с ним Никит[ину] и, если возможно, Прокопов[ичу], чтобы указать на мнение правит[ельства] о невозможности им исполнения приказов Троцкого, Крыленко. Но нет грубой физич[еской] силы — а большевики в этом отношении закусывают уди­ла — Скарятин прочел свою записку с разоблачениями Ленина и К°. Слабо, и мы все решили это не печатать. Ск[арятин] настаивал и, казалось, не видел слабости его доводов. В общем все было в газе­тах. М[ожет] б[ыть], все и так — но не доказано и в таком виде нельзя печатать.— Малянтов[ич] говорил мне: вот видите, что газе­ты писали про меня и т. д. Я думаю, что и Мал[янтовпч], и Зар[удный] были правы. Гора родила мышь.— На сегодня отложеи вопрос о забастовке. Положение усложняется и ясно, что она в такой форме не пройдет.— Отставка Керенского принята и будет опублико­вана через Сенат обычным порядком. Были прения, ненужные и неверные.

Читал «Тр[уды] Бюро механ[ики]», работу Гинзберга над мариуполитом и т. п.

Ночью мне сделалось нехорошо — рвота и т. д.—д[олжно] б[ыть], что-нибудь поел и потому сегодня сижу дома: слабость, головн[ые] боли. Очепь досадно, что не пошел на засед[ание].

Утром был Э. Радлов 67 — об открытии П[ублнчной] библиоте­ки. Я стою за открытие чит[ального] зала. Разговор о Соловьеве и связи с прочит[анной] мною его перепиской с Киреевым. Радлов пишет историю филос[офии] России. Говорил о натуралистах-философах XIX в. Он говорит, что читал Дана историю пересел[ения) народов08, находит сходные черты разрухи римск[ого| государст­ва. Интересна его широкая начитанность. Это тип эрудита, всегда мне близкий и очень дорогой. Он указывал на новый очень кажу­щийся ему значительным труд Рудакова из Москвы по византий­ским] святым69. Кто это Рудаков?

Из разговоров вчера ясно, что Керенский хотел сперва передать власть Авксентьеву. Форма его бегства явилась результатом согла­шения между Никит[иным] и Ком[итетом] спас[ения].— Ожида­ется безумный приказ о демобилизации. Надо испить чашу сию до дна.

Церетели вчера: почвы создать власть, способную действовать, нет. Кто-то вчера сказал: в России не было революции — был сол­датский бунт, один в феврале, другой — в октябре.

Был Сурин. О делах М. Н. Пр. Я хочу составить обзор всей дея­тельности за февр[аль) —окт(ябрь]. То, что мы хотели для Учре­дительного собр[ания]. Завтра у меня собрание.

Вчера при обсуждении вопроса о составе правительства в вопро­се о социализме было поставлено: 1) коалиц[ия] из социал[истов] и 2) деловое и не наруш[ающее] ни в чем прав Учр[едительного] собр[ания]. Я заявил при голосован[ии], что я стою за деловое, безразлично — социал[истическое] оно или нет — и вопрос о его составе мне безразличен. Вотум мой имел значение для них — как это было ясно — как к.-д. Раньше они указывали (Брамсон), что рассчит[ывают] на молч[аливое] согласие ценз[овых] элем[ентов], под именем к[ото]рых позже понимали одну партию народн[ой] св[ободы].

Вчера пришли «Рус[ские] вед[омости]». Кишкина, когда была у мужа70, подвергалась насмешкам и унижениям как со стороны стражи, так и офиц[еров]. Она боится рассказывать, боясь, что они отомст[ят] на ее муже. Еще хуже царских жандармов. Как быстро социалисты показали свой нравст[венный] уровень. Я считаю, что между нами и ними скоро не будет сотрудничества. Между ними как социал[истическими] партиями.

Был Нератов. Он хотел еще приехать вчера. Заезжал осведо­миться— надо ли ему, технику, бывать на заседаниях Сов[ета] мин[истров]. Осторожно выспрашивал, много лп там не социал[ис­тов]. Ему представлялось лишним и ненужным. Я указал ему, что для правит[ельства] присутствие техника по ин[остранным] делам нередко важно ввиду нашего незнания. Из здешних представ[ителей] наиболее личности Бьюкенен и отчасти Диаманди. Он думает, что от румын можно ждать неожиданностей. Японцы — Учида, че­ловек Мотоне, будут себя вести осторожно. При известных условиях (для защиты подданных) возможна угроза Владивостоку.

Прибегал Регель: у жены рак и быстро идущий. Регель совсем вне жизпи и не знает, что делается кругом...

12 ноября

Вчера и сегодня болен — лежу дома. Сколько могу работаю над сероводородом.

Утром был Ал. Ев. [Ферсман] — едет на несколько дней к себе в Крым, заедет в Новг[ород], Ворон[еж]. У него, как у многих, настроение <повышенное>. Считает невозможным пассивную по­литику. Ищут центра сопротивления. Говорят, такой образуется в Воронеже. Туда съезжаются отовсюду офицеры. Здесь Крыленко, Подвойск[ий] и К° разрушают воен[ную] организацию обороны: разрушена организ[ация] В [оенно]-технического ком[итета], Ком[итета] сырья и т. д. Каледин понемногу сзывает к себе техников. В бывшем позавчера совещании все начальники частей военно­го ведомства большинством 100 с лишком против 4 была приня­та программа работы, основанная на непризнании закон[ности] власти большевиков. Крыленко принял только первый пункт (об обороне) и ушел из заседапня. По-видимому, будут пересматривать.

Был д-р Рубель. Все говорит о необходимости отдела, что, конеч­но, явно невозможно.

Читал сейчас московские, петр[оградские], киев[ские] и иркут[ские] газеты — видишь все-таки глубокий рост России, несмот­ря ни на что. Неужели может разрушиться? Как выразился один из иностранцев, Россия находится под властью Большого Кулака. Со всеми последствиями?

Сегодня у меня собрание старших чинов М. Н. Пр.: Соф. Влад. (Панина], Сурин, Рыков, Палечек, Половцов, Рождественский, Радлов, Ларионов, Николаи, Воронцовский, Оленев. Решили по моему предложению подготовить обзор деятельности М. Н. Пр. за револю­ционный период. Теперь это важнее, чем представлялось раньше, к Учр[едительному] собр[анию]. Решили составить через неделю по разделам и департаментам. Очень важно дать план, который выраба­тывается. Для меня ясно, что в общем начало положено гр. П. Н. Иг­натьевым 71. Очевь крупная была его деятельность. Судя по ней, он представлял интересную фигуру. Мне кажется, возможности раз­грома, какие могут произвести большевики в бюрократической машине, еще не сознаются чиновничеством. А между тем разгром может быть аналогичен тому, какой произведен в армии.— Долгое обсуждение вопроса о забастовке, о необходимости ее прекращения. Решили добиваться того, чтобы был объявлен срок ее окончания: конец выборов в Учр[едительное] собр[ание]. Обсуждался вопрос о выдаче жалованья 20-го или раньше.— Очень характерно враж­дебное отношение курьеров и низших служителей. Оно проявляется, как всюду, в стремлении не к равенству, а к господству (диктатура пролетариата). Палечек рассказывал курьезный случай в кооперативной лавке служ[ащих] М. Н. Пр. Там была недурная крупа полба. Когда он хотел ее получить, курьеры запретили, заявив, что ее не арестовали только потому, что они заявили, что она идет им и низшим служащим, а потому они и не дадут чиновникам. Тогда барышни-продавщицы отказались ее продавать кому бы то ни было, обратились в рабоч[ую] продов[ольственную] организацию и по­лучили оттуда письменное удостоверение, запрещающее им слу­шаться каких бы то ни было сторонних распоряжений. Стали ее продавать всем курьер[ам] и чин[овникам], только живущим в Спас[ском] районе.

Но этот факт характерен. Большевистское движение, несомнен­но, имеет корни в населении, в черни, толпе. Она не верит интелли­генции (Ненадкевич: старая рознь между интелл[игенцией] и на­родом, очевидно, большая реальность, чем я думал). Аналог[ичный] факт из другого кооператива рассказывала Кишкина: не выдали продукты, говоря, пусть буржуи дохнут с голоду. Растет озлобление с обеих сторон. И кровь может пролиться с обеих стороп.

Была Е. Д. [Ревуцкая]. С ней мы работали над корректурой сероводорода. Она будет обрабатывать для «Материалов» Комиссии иод.

Читал кое-что с выписками о сероводороде. Хочется кончить ско­рее. Прочел биографию В. С. Соловьева его племянника, приложен­ную к стихотворениям, и некоторые стихотворения, «Образы прошлого» Гершензона — о Киреевском72, стих [отворения] Турге­нева, Пушкина. Переносишься в мир культурной работы русской — одного из главнейших элементов единства России. Кончил 1-й том «Гереварда» Кингслея.

Элементы единства: 1) воля народа к единству и к государствен­ности — сейчас чрезвычайно ослабла и, наоборот, направлена в дру­гую сторону, 2) религиозная — вера — тоже потухла в активных элементах. Временно? 3) единство духовной культуры — очень силь­ная и крепкая, благодаря мировому ее характеру по сравнению со всеми же местными национальными, 4) богатство качественное и количественное русской литературы, имеющей практическое при­менение в жизни, и малая распространенность других мировых язы­ков, 5) госуд[арственная] рутина. 6) налаженные торговые связи, 7) значение и выгода большой государственной территории, обычно не оцениваемое, для отдельных частей Россия, 8) личная связь между деятелями в разных местах и областях России, даже принадлежащих к разным национальностям, основанная на долгой традиции. Несомненно, большое значение должны иметь бессозна­тельные элементы, сдерживающие Россию. Их надо развить особо.

Письмо от Дм. Ив. (Шаховского] 73. Очень тяжело и, кажется, безнадежно переживает. Пишет тоже о большевистских низах.

Был А. П. Семенов-Тянь-Шаньский.

13 ноября [1]

С Семеновым-Тянь-Ш[аньским] разговор об энтомол[огическом) обществе. Он хлопочет о субсидии. Эта часть жизнен[ных] потребн[остей] все время непрерывно идет всюду. Сегодня я получил бумаги о ж[урнале] М. Н. Пр.; то же в Учен[ом] ком[итете] и т. д. Энтомолог[ическому] обществу вначале очень помогло Бюро энтом[ологии]; помещались вместе, и Порчинский был секрет[арем]; является центром, где учатся энтом[ологи]-любители. Сильно растет русская литер[атура]. Библиотека общ[ества] — одна из богатейших. Есть два других энтомолог[ических] центра, недавно возникших, серьезных — Москва и Одесса. Менее солидный в Киеве. Сем[енов] -Тянь-Ш[аньский], как и все, тяжело и растерянно пере­живает происходящее. Он, очевидно, голосует за к.-д. и ведет даже в этом отношении пропаганду, убеждая сторонников правых социа­листов голосовать за партию нар[одной] св[ободы], чтобы не раз­бивать голоса.

Идут на выборы, говорят и вчера, и сегодня много. Что они да­дут? Большевики и кадеты наибольшее? Много приходы? Пока о прямых нарушениях порядка выборов не слышно.

Был вчера Д. А. Золотарев в связи с ученой комиссией. Берет отпуск. Объехал для этн[ографической] карты Вологодскую и Яросл[авскую] губ.: уничтожены здесь оригиналы карточек послед­ней переписи; нашел в этих губерниях вторые экземпляры. Расска­зывает любоп[ытно] о настроении нар[одных] масс: сильное по­правение. Здесь на зем[ском] съезде его (он н[ародный] социа­лист]?) поражает среди «представителей» отсутствие русских. На мой отсыл, что сами евреи (т. к. он очевидно намекал на них) этого боятся, он говорил: «Мало боятся...»

С Елиз. Дм. [Ревуцкой] работал над коррект[урой] и много делал в связи с работой о сероводороде. С ней выяснял статью о иоде в России, которую она будет писать.

С большим интересом читал стих[отиорення] Соловьева, все тот же роман Кингслея. Гершензона о Герцене и т. д. Много верно­го частного во взглядах Мишле 74 о рус[ском] народе, если посмот­реть внешне на большевистское движение. Прочел «Природу», ста­рую книжку — оч[ень] интер[есная] статья Плотникова и Дани­левского75. Статья Янжула в ж[урнале] М. И. Пр.76

Мысль усиленно работает в области микрокосм[ичсских] смесей и летней работы о живом веществе 77.

14 ноября

Вчера опять сидел дома. Много работал над сероводородом. Хо­чется кончить топогр[афический] обзор, требующий мелочной и скрупулезной работы. Уже для 2-го выпуска — Кавказ. С Е. Д. [Ре­вуцкой] закончил все коррект[урные] гранки, какие были присла­ны из типогр[афии].

Масса перебывала народа: Е. Д. [Репуцкая], Сергей [Ольден­бург), Соф. Влад. [Панина), И. И. Лидрусов, М. Л. Рыкачев, Л. II. Карпинский, Паша [Старицкий], Иван [Гревс). Всюду и все время разговор об одном и том же. Тревожное и тяжелое настроение. Сергей говорит, что он больше всего боится междунар (одных) последствий. Рыкачев — единств[енная] надежда на юг.— С. Вл. рассказывала о вчерашнем засед[ании] Сов[ета] мин[истров). Оно было трагическим. Кончилось в 9 1/2 вечера. Сперва было решено проводить ассигновку жалованья раньше 20 (7 против 3). Прокопо­вич, который был против, протестовал и отказался от председ[ательства]. Полная растерянность. Как верно говорит С. В., поразительна и общем слабость и растерянность этих людей (министры!). Она даже некоторым сказала и говорит, что чувствовала себя там од­ним из немногих «мужчин». В конце концов все уладилось по предл[ожению] Кукеля — попытаться выписать теперь, выдать 20-го. Мне кажется, все эти решения опоздали, т. к. С. С. [Салазкин] уже все проводит. Информация опять была из армии из прямых источ­ников (П. М. Т. Скб.). Пока положение неопр[еделенное]. Все воз­вращаются, т. к. идея образования там правительства рухнула. Общеарм[ейский] ком[итет] одно время очень настойчиво напирал на приехавших социал[истпческих] обществ[енных] деятелей о провозглашении Чернова — но те, зная отношение к Ч[ернову] в Петрограде, уклонились и выставили положение, что правительство не может организовываться на штыках в армии. Вскоре выяснилось, что арм[ейские] ком[итеты] не поддерживают общеарм[ейский] ком[итет] и считали, что он превысил свои полномочия, которые касались других дел. В общем в арм[ейских] комитетах более большев[истское] настроение, чем в общеарм[ейском]. Ожидалась уже третьего дня капитуляция чиновн[иков] Банка, что и произо­шло.— Многие, как Н. И. Андрусов, не могут работать. Ростовцев говорит о самоубийстве (культурн[ой] гибели). Иван тоже теряет почву. Он все говорил и много раньше о мире. Ясно видит теперь, что мир и перемирие в руках сильного, а не слабого.

Невольно думаешь о будущем. Хочется найти выход вне случай­ных обстоятельств 78. Эти случайности могут быть ужасны для пе­реживающих — но поворот так глубок, что то, что за ним сохранит­ся, само по себе огромно. Сейчас в смысле случайностей все зависит от Учр[едительного] собр[ания]. Если оно будет не большевистское в большинстве, все же ясно, что унитарная Россия кончилась. Рос­сия будет федерацией. Слишком пала воля и уважение к велико­россам. Юг получит гегемонию. Роль Сибири будет очень велика. И даже мечтаю о присоединении к этой федерации и австрийских земель. Столица не Москва?

Сейчас многие едут на юг. И Любощ[инские] переезжают в Пол­таву. Рад за Ниночку.

Сейчас надо ждать результатов выборов в Учред[ительное] соб­рание. Несомненно, в большевистском движении очень много глубокого, народного. Tu l`as voulu, George Dandin ! 79 Демократия показала свое лицо, то, которое она постоянно показывала в исто­рии. В критич[еский] момент покажет и свою энергию. Но ясно одно — русский народ до этих форм жизни в мировом государстве не дорос, а т. к. возврат к унитарн[ой) монархии невозможен, то выход один — сильные области, объединенные единой организаци­ей — федерация.

Если Ак[адемня] н[аук] будет разрушена как целое в этом вихре — переехать в Киев или Полтаву?

Яркое определ[ение] Сережи Ольд[енбурга] 80 (он сейчас в чис­ле 4 предст[авителей] М[инистерства] ф[инансов] в Гл[авном] стач[ечном] чиновн[ичьем] ком[итете])—лавина летит, и только когда она остановится и дойдет до конца, можно начать освобождать от обломков, наводить новый порядок и т. д.

Кончил Гершензона, читал Кингслея, Соловьева, сводку работ о фосфор[итах] и удобр[ениях] Прянишникова81.

15 ноября

Опять вчера почти не выходил. Чувствуя себя весьма неважно. Утром пришел и положил свой бюллетень на Учр[едительное] соб­рание] на нашей же улице. Все в большом порядке, как будто выборы происходят правильно — а между тем нет основного усло­вия — печати, нет возможности настоящей агитации. Подают много бюллетеней.

Много работал над сероводородом, читал и выправлял коррек­туры — над Кавказом. Успел сделать много.

Заходила Е. Д. [Ревуцкая], Паша [Старицкий]. Днем было со­вещание чинов М. Н. Пр. В общем настроение за забастовку, против той уступки, какую делает Гос[ударственный] банк. Ясно, что и тут будут бороться дальше. Конец забастовки должен быть связан с Учр[едительиым] собр[анием]. Говорили об общем ответе в слу­чае личного обращения большевиков к отдельным старшим чинам М. Н. Пр. Ответ однообразный: неприятие власти, отказ с ними го­ворить и работать. Выдержат ли? На заседании были В. И. Чарнолусский и Я. Я. Гуревич, представители Г[осударствениого] коми­тета] по народному образованию.

Чарнолусский один из немногих (подобно мне и Наташе), более уверенных в конечном благополучном выходе России из трагическо­го положения. Он считает, что это психоз и в конце концов война может кончиться еще победой. Ясно, что Россия будет федератив­ная, а не унитарная.

Всюду видишь склон[ность] к федерал[изму]. Наташа, Георгий Кг. [Старицкий]. Последний уже допускает удаление в Украину. Наташа была у Евд. Ив. Голиц[иной], Оли. Говорит, что тал* очень тяжелое настроение, благодаря их уклону к "черносотенству". Го­лосовали обе за к.-д., причем бранят к.-д., сделавших, по их словам, огромн[ые] ошибки.

Была Ир. Старынкевич. Бросает работу. В странном тяжелом настроении — частью под влиянием событий, неудовлетворен[ности] работой и семейн[ыми] тяжестями —умирает мать. Мне кажет­ся, действует и истсрич[еская] растерянность отца8-. Очень жаль. Но частию зависит и от характера: неясное понимание научн[ого] и (философ[ского]) значения факта.

Вчера разговор с Э. Л. Радловым. Увидел у меня книгу White`a о религии и пауке83. Работы Мерца о евр[опейской] мысли XIX в.м он не знал; также совсем не имел понятия о работах Дюгема! 85

Думал, что знаю литературу русскую о мин[еральных] источ­никах ! И вдруг случайно—просматривая киев[ский] указатель литер[атуры] по естествознанию для киевских вод, натолкнулся на совершенно мне не известную, напечатанную в 1901 в Казани сводку о минеральных ист[очниках] Семиреч[енской] облас­ти] 86. Она не известна и Веберу, и Аргентову.

Письмо от Крыжановского. Жуткую картину он описывает в Перми.

.....................

Получил киев[ские] газеты. Ясно, что большевики не овладева­ют там и власть Ленина и К0 не признается. Но сила русск[ой] культуры так велика, что ей нисколько но страшна одновременная работа украинизации. Здесь должно быть совместное дружеское об­щение. И оно возможно.

Мне представляется, что неизбежное решение России сейчас в направлении федерализма приведет к созданию огромного государ­ства от Тихого ок[еана] до Адриатич[еского] моря...

16 ноября [1]

Вчера опять нездоровилось, и я сидел дома. Работал над серово­дородом и читал. Была Елиз. Дм. [Ревуцкая]; с ней мы свели раз­бросанные у меня в разных местах материалы по селену и висмуту, которые сделаем вместе. Опять поднялась мысль закончить опыты над кристаллизацией селена под влиянием света, которые я делал когда-то в Париже и Москве и не окончил, хотя результаты получа­лись. Надо написать и очерк о селене для Материалов о распро­странении хим[ических] элементов в з[емной] к[оре|89. Был Г. А. Клюге но делам Уч[еного] ком[итета]. По-видимому, и в М[инистерстве] земледелия будет забастовка — туда явился ко­миссар, с которым отказался видеться Вихл[яев]. Вихл[яев] мне раньше говорил, что, по его сведениям от левых друзей, комиссар не явится, и Вихл[яев] всячески противился прекращению заня­тий.

Выл П. К. Гедройц по делу о журнале опытн[ой] агр[ономии]. Приходится сильно его сократить в текущем году. Статей избы­ток — отчасти в связи с прекращением печатания отчетов опытных учреждений. С ним разговор о положении дел в Лесном инст [итуте]. Недостаток авторит[етных] людей, могущих творчески вести самоуправление института (Орлов — правый и мертвящий всякое дело. Был Коссовнч). Сейчас, д[олжно] б[ыть], будет выбран Глинка.

Заходил Н. И. Андрусов. Он совсем измучен всем происходящим.

Вечером приехал Дм. Ив. (Шаховской] из Москвы. Оказывает­ся, он и Кускова приехали сюда во Врем[енное] правительство для того, чтобы побудить их выступить с заявлением. Дм. Ив. тоже склоняется к необходимости сейчас областности (федерализма), но думает, что не надо этот вопрос подымать теоретически, а идти по нему практически. Мне кажется, это утопия. Надо поставить вопрос прямо. Для меня тут некоторый выход-тормоз против безумия, ка­кое может наделать, как мы видим, демократия при отсутствии под­готовки к ней народных масс, как мы это видим теперь. «Тройки» в Москве, о которых говорили, что они чуть ли не представляют из себя тайные общества, совершенно выяснилось: это особое совещание 9: 3 от ЦК, 3 от Т[оргово]-п[ромышленного] и 3 от Совещ[ания] общественных] д(еятелей]. Фантазия передававших развила эти три тройки в сеть троек. Для Д. И. ясно, что большевизм овладел широк[ими] массами народа. Милюков уехал из Москвы, т. к. его положение там стало небезопасным. Как сдерживаю­щий и ордн.[*] центр очень хорошо действует [Павел] Долгору­ков. У Д. И. чувство, что Россия как-нибудь вывернется из этого по­ложения.

Сегодня заходил А. Н. Рябинин по делам «Геолог[ического] ве­ст[ника]». Не успели получить денег. Это идейный работник, боль­шевик. Говорит, что не может и не хочет подчиняться большев[истскому] правительству. Переживает тяжелое настроение в связи с крушением ожидавшихся результатов жизненной своей работы. Указывает, что в большев[истском] движении много искреннего и глубокого. Темнота масс. С ним разговор о социал[изме]. Я думаю, что его роль в России в конце концов кончена.

Георгий Старицкий все время подчеркивает вред пропорц[иональных] выборов — того, что ярко указывал все время мой Геор­гий. Д. И. [Шаховской] тоже склоняется к этому и боится, что бла­годаря этому народ не поймет выборов и не признает Учр[едительного] собр[ания]. Но с другой сторопы, он не подготовлен ни к каким выборам. Но все же слишком безличны и неперсональны выборы по спискам. А деление партий недостаточно проникло глубо­ко, и долгой их спокойной, мирной борьбы идей не было.

Умирает Катя Кавос в психическом страдании. Уходит все боль­ше прошлое.

Читал Соловьева, Кингслея, Ежег[одник] Зоол[огического] музея н т. д. Много по сероводороду, Веселовского о Жуковском м.

Был Курбатов. Карта культурн[ых) центров Азии. Он выбран в Томск: Сапожников предлагает ему ассистентшу Солодовникову, кот[орую] хвалит. Курб[атов], кажется, хочет Аносова.

17 ноября [1]

Вчера вышел.

Утром был Марковский. Он устроился в лабор[аторию] Сель­скохозяйственного музея, которую привел в порядок после постоя солдат (на научных весах вешали махорку, взломали все замки, от­винтили винтики и т. д.). С ним — если не буду арестован — сгово­рился о работе. Им надо будет заменить Ир. Дм. [Старынкевич].

Были Н. И. Налечек и Н. Ф. Сурип. Палечек говорит о грустном настроении, какое производит на него делаемая им сводка-отчет по М. И. Пр. Сообщили о результатах обсуждения вопроса о заба­стовке чиновн[иков]. Настроение твердое, и идет сейчас вопрос о том, чтобы выдать все-таки жалованье, хотя бы и не удалось полу­чить ассигновки из казначейства, т. к. значительная часть счетчи­ков приняла сторону большевиков.

Заходил Толмачев узнать о здоровье.

Был в очень важном заседании Вр[еменного) пр[авительства]. Подписал два акта — обращение к русск[им] гражданам]91 (писал, говорят, Авкс[ентьев], редакционная ком[исиия] Кускова, Шаховск[ой], Малянтов[ич], Нерат[ов] ) и вопрос о созыве Учреди­тельного собрания на 28.ХI. Я считаю последний акт не менее важным. Первое имеет большое значение и в международн[ых] от­ношениях. По М. Н. Пр. подписал я — к Салазк[ину] ездила С. В. [Панина], но он — через посредство дочери Т[атьяны] С[ергеевны] правильно указал, что он и не принимал участия, и не зна­ет содержания акта. Позже с дочерью прислал мне об этом и за­писку.— Был доклад Кириенко о киевск[их] делах. Ясно, что Укр[аинская] Рада очень ловко ведет дело, как политик, все более и более увеличивая свое значение — но реальпо деловая сторона очень неудачна, напр[имер], организация вольн[ого] казачества, защита сахарн[ых] плантаций и т. д. Декрет ее о земле, вероятно, ошибка. Сейчас она туда вызвала более надежные войска—гайда­мацкий курень и 700 черном[орских] матросов. Укр[аинские] киевские войска — дезертиры и большевист[ски] настроенные. Сейчас идет ее глухая — но довольно ловкая с ее стороны борьба с боль­шее[иками]. В Раде есть и австрофильск[ие] тенденции, и преоб­ладает конфедератив[ная]. В секретариате — федералист[ы]. С этой точки зрения серьезен выход Шульгина, Ефремова, умень­шение значения Винниченко, искрен[него] сторонника едине­ния с Россией на почве' федер[ации]. Если бы не измена казаков, ушедших на Дон и которые вошли в согл[ашение] с Радой, то Кор[нилов] и Каледин справились бы с движением. Они все ожидали победы над большевиками в Петрограде. Левые не выдали Кириен­ко и Василенку. Они испугались того, что действовали вместе с[о] скрытоправ[ыми] элементами (офиц[еры] и юнк[ера]), и бо­ялись настроения масс, которых у них отнимали большевики. Сей­час очень серьезно то положение, что яркая пропаганда за един­ство России идет только в правых кругах. Смело и талантливо ведет эту линию Шульгин. Там идея патриотизма с открытым забра­лом. Социалисты этого боятся, и это их слабость.— Черносотен[ные] элементы находятся массами среди большевиков. К ним примыкают и преступные элементы. В Киеве около 20 000 дезертиров и 5000 во­ров и т. п. Это серьезная опасность. По-видимому, у Кир[иенко] впечатление таково, что, м[ожет] б[ыть], выгодно было бы включение в состав территории Украйны не чисто украинских элем[ентов]. Того, что ему было нужно — как действовать и как относиться к правит[ельству] — кого за него не признать,— он от нас не получил. И Прок[опович], думаю, верно ему сказал, что это на местах — при данной конъюнктуре должны решать сами. Мы реальной силы пока не имеем.— П. М. сообщил последний разговор со Станкев[ичем] по прямому проводу. Помимо того, что есть сегодня в газетах, Ст[анкевич] считал, что война с этим войском сейчас не мыслима, что его необходимо демобилиз[овать] и мобилиз[овать] новый добровольч[еский] набор при том настроении, что все попыт­ки мира были тщетны, считает необходимым немедленно вступить с посланниками союзников в переговоры о начатии мирных перего­воров с немцами. Он заготовил довольно яркий, но совсем не дипло­матический текст своего обращения к послам. Ему все отсоветывают. И мы тоже. Считаем возможным только обсуждение с во­енными агентами военно-стратегич[еского] положения. Но это он и начал. Никакого легального способа сношений с союзными госу­дарствами до Учредительного собрания у нас нет. Это плохо пони­мает и П. М. Ясно одно, что ставка должна что-нпбудь сделать, чтобы не быть сметенной большевизмом — желанием кончить вой­ну и безграмотной уверенностью, что это можно очень легко и про­сто сделать. Стремление к миру охватило массы, и по существу оно очень понятно и так правильно. Но в сложных явлениях жизни его провести напрямик невозможно. А между тем всякая слабость толь­ко уменьшает возможность инициативы мира.

Вечером заходила Тат. Серг. Салазк[ина]. С. С. [Салазкин] сидит все в прежнем положении. Читает по истории фр[анцузской] рево­люции. У него на квартире сидят красногв[ардейцы].

Читал по сероводороду и работал по корректурам. Вечером Ве­селовского о Жуковском; «Поверхность и недра» о камен[ных] углях 92.

18 ноября 93

Ночевал у Паши [Старицкого]. С разных сторон все советовали не ночевать дома, и, хотя Наташа очень стойко не выражала своего мнения, ей хотелось, чтобы я не ночевал дома. Конечно, это ма­ленькое неудобство, но все же есть и неприятное чувство скрывать­ся. Я чувствовал, что у меня нет энергии уходить и начинать где- нибудь в стороне новую форму жизни. Это, м[ожет] б[ыть], еще более вредное настроение, и я его переборол. Человек во всяком ре­шении находит хорошую сторону. Это есть одна из форм «здорового организма».

Утром был инженер Алексеев. Он приходил из в[оенно] -техн[ической] организации, хочет связаться с правительством и предостав­ляет себя (организацию В[оенно[-техн[ического] ком[итета]) в его распоряжение. Он думал, что Ферсман находился в связи с Вре­мен[ным] прав[ительством]), был очень удивлен, когда узнал, что нет. О нашем объявлении он еще не знал. Их разрушают большеви­ки. Они хотят перенести центр своей деятельности в Харьков. Кое- что (и многое?) спасется.

Заходил Курбатов, принес хронологические картограммы высш[их] учебн[ых] завед[ений]. Отправил к Палечеку. Будет рабо­тать над картой Азии в связи с высшей школой и учеными учрежде­ниями.

Зашел Васильев А. В. в связи с появившимся объявлением пра­вит[ельства]. Он очень волновался, советовал уехать на время, воз­вращался два раза и подействовал на Наташу. Рассказывал о по­сл[еднем] заседании] ЦК, где я не мог быть. Был доклад Борма­на о поездке к Каледину. В общем то же впечатление: недостаток людей, отсутствие достат[очных] сил (артиллерии), умная выжида­тельная политика, очепь выдержанная. В пришедшем № «Рус­ск[их] ведомостей]» вчера же очень характерная подтверждающая это впечатление выдержка из речи Каледина 94. В общем, правиль­но, мне кажется, впечатление А. Гр. Хрущова, который д[олжен] б[ыл] уехать накануне вечером, после заседания Вр[еменного] прав[ительства], на котором он мне рассказывал, на Дон. Он едет все-таки временно, но Кал[един] хочет, чтобы к нему приехали более прочно — необходимы работники, умеющие вести правит[ельственную] технику. Туда поехал и Вас. Алекс. [Степанов]. Труд­ность создания правит[ельства] усугубляется, конечно, и тем, что на Дон едут массами разные люди. Офицерство — нередко голодающее, там собирается.

Васильев рассказывал конкретные факты продвижения вперед сейчас в большевизме самых больших негодяев в Казанск[ой] губ., в том числе и черносотенцев. Это, по-видимому, общее явление.

В Музее видел Ф. Т. Врагалия. Он берет на себя экстракт о се­лене в России для Сборника Ест.-пр. силы 95. Я с Е. Д. [Ревуцкой] его оставлю.

Заходил ко мне Т. С. Рождественский и Кривошеин из М. Н. Пр. В министерстве начинают пытаться захватить его Луначарский и К0. Деньги все вынесены; вчера последние. Союз борется энергично, и незаметно, чтобы он дрогнул. На сегодня назначено в 12 ч. (в Из­вестиях Сов[етов|) приглашение всех к Луначарскому в М. Н. Пр. Вечером я получил повестку на это заседание. Дорожкин расска­зывал в телефон (который иногда действует), что всю рассылку и печатание организовали курьеры. Они царят, и с ними совещаются агенты Луначарского (какой-то инструктор труда, Б., прикоманди­рованный к Мин. Н. Пр., кажется, владелец магазина кружев и учи­тель Лященко, кажется, секретарь Лунач[арского]). Указывают, что они хотят наладить работу. Дорожкин, кажется, много нагово­рил лишнего. Когда я говорил с ним, с нами соединилась его дочка, тревожно извещавшая его о том, что на него делают «донос» Союзу союзов за штрейхбрех[ерство]. Я советовал ему сегодня на совеща­ние к Лунач[арскому] не идти. Он по наивности думал, что я и другие пойдут!

Был Д. Д. Арцыбашев. Приехал из Тульской губ., где все раз­грабили. Говорит, что разорение Тульск[ой] губ. полное; уничтоже­на вся культурная с[ельско] х[озяйственная] работа — плодовые сады, племен[ные] питоми[ики], семян[ные] хозяйства. Восста­новить — годы. Все деревни переполнены обломками от грабежа усадеб. В грабеже участвуют подростки, и мы имеем в этом отно­шении очень тяжелые последствия.

Сифилис и болезни, разнузданность и оправдание грабежа — почва, на которой придется строить воспитание нового поколения.

Умерла Катя Кавос-Зарудная. Умерла ужасной болезнью, в пси­хическом состоянии ужаса. О ней хорошая заметка в «Речи» Родичева . Еще один из близких людей, с которыми так много и тесно связано в молодости. Отчего-то она и рисуется мне молодой, краси­вой, мягкой и нежной. С красивыми, недоумевающе ласкающими, кокетливо вопрошающими глазами и своеобразным горловым голо­сом. Это была безвольная в мелочах, но не безвольная в строении духовной жизпи женщина. В пустой среде — единственная в се­мье — она в мир наживы и светских удовольствий вносила элемент вечного. Я помню молодость, когда я студентом познакомился с се­мьей Зарудных. С[ергея] И[вановича] я видел мало; мне как-то тогда трудно было бывать в довольно уже духовно чуждой мне свет­ской по форме общения обстановке. И тот элемент светскости, ко­торый всегда был в разговорах культурных семей в России, интел­лигентная causeri — мне всегда был тяжел. Но я постоянно видел всю семью Зарудных, столь близкую Старицким, и был в курсе той тяжелой атмосферы внутренних волнений и трагедий, которые в ней интенсивно переживались, благодаря невероятному характеру ци­ничной, взбалмошной, несдержанной и умной матери Зои Александ­ровны, урожд[енной] Мясново. Дочери были на нее похожи, хотя она была некрасива, а из дочерей Катя, Маша были очень недурны и даже красивы. Мать мучила всю семью, особенно бедную Катю, мягкую, нежную, с ее порывами к прекрасному и к любви. 3. А. это все понимала грубо, материалистически и смотрела с этой стороны и на брак. Девке пора замуж. Это было фактически ее refrain, при всех нервных и психических переживаниях Кати. В конце концов ей удалось ее выдать замуж за Е. Ц. Кавоса, человека богатого, по мнению 3. А., любившего Катю — но как-то не очень духовно. Катя была вырвана из нашего круга интересов. Но и наш кружок ее не мог удовлетворить. У нас в это время не было понимания ис­кусства; оно не стояло на первом месте. Не мог удовлетворить Ка­тю и тот внешний ригоризм жизни, который тогда так мало остав­лял места — и часто осмеивал — стремление к красоте жизненной обстановки. Катя ушла в мир художников вместе с жизнью бога­того мира дельцов, где обе эти стороны могли получить развитие. Она не была в жизни счастлива. Ей много пришлось перенести се­мейных трагедий на этом пути—но все же она до конца жизни нашла себе опору в искусстве и развила весь свой талант. Такое красивое впечатление дает ее жизнь в конце концов, вся посвящен­ная высшему. Умерла она в психическом расстройстве, не будучи в состоянии пережить того мира злобы, ненависти, крови, какой вы­пал нам на долю. Она переносила войну тяжело; революцию перенести не смогла и сломалась. Вся наследственность Зарудных и Мисново, полная психических заболеваний, резко здесь сказалась.

Из ее детей, кажется, никто не унаследовал ее божественного огня.

Вечером просматривал найденные у Паши [Старицкого] «Liainons dangereuses» 97. В общем это — для нас грубовато, но в действительности весь уклад обычных романов «психолог[ических]» о любви.

Вчерашний день у меня под настроением поднявшейся чувственности. Удивительно, как это неуклонно проникает всю человеч[ескую] личность, несмотря на годы и на постоянное течение этой сто роим жизни.

Начал набрасывать статью о селене — очерк в Заметки о распр[остранении] хим[ических] элементов в з[емной] к[оре]. VIII. Читал «Пов[ерхности] и недра».

Чувствую себя не очень хорошо.

19 ноября [1]

Сегодня не ночевал дома. Решил уезжать. Кажется, все находят, что поздно 98. Вчера заседание Вр[еменного] прав[ительства] не состоялось — пришли Константинов, Салт[ыков], Массальский, я и С. Вл. [Панина]. Начал подготовлять свой отъезд в Полтаву — м[ожет] б[ыть], удастся. По-видимому, все подписавшие уехали.

Вчера был ряд довольно непонятных обысков. Гл[авным] обр[азом] в связи с гор[одской] думой, но, кажется, и в связи с к.-д. Арестован Шрейдер (когда он указывал, что он чл[ен] Учреди­тельного собр[ания], ему заявили, что это буржуазн[ые] предрас­судки,— им все равно), Протопопов и местные городские кадеты — Дубоссарский, Кауфман и др. Их всех спрашивали, состоят ли они членами ЦК, участвовали ли в составлении воззвания правит[ельства] и т. д. По-видимому, у них смутное представление о поло­жении дел.

Закрыты все газеты, напечатавшие воззвание Вр[еменного] прав[ительства], кроме «Вольности». «Дело народа» напечатало это воззвание в виде статьи «Завещание» и осталось целым. Говорят — это В. Гуревич, который возражал против опубликования. Из про­винции есть сведения о том, что оно производит впечатление. Здесь — особенно в связи с закрытием газет — то же самое. Я счи­таю этот шаг правильным. Но это maximum, что могло дать родине Вр[еменное] прав[ительство].

Паша [Старицкий] вместе с директорами правления их общест­ва был арестован и просидел несколько часов в Смольном из-за не­желания платить красногвардейцам. Сам их комиссар Юренев гово­рил, что это, м[ожет] б[ыть], и незаконная мера, но рабочие тре­буют денег, а у них нет. М[ожет] б[ыть], Учр[едителное] собр[ание] потом вернет кампании. Будущее пром[ышленности], по види­мому, беспросветно — придется перейти через кризис 99.


[1] Так в тексте.

Comments are closed.