Сотрудничество финских и английских спецслужб в 1918—1920 гг.

Ю. Котакаллио

 

СОТРУДНИЧЕСТВО ФИНСКИХ

И АНГЛИЙСКИХ СПЕЦСЛУЖБ В 1918—1920 гг. *

 

 

Конкуренция между спецслужбами  Англии и России 1907 г. возобновилась в результате Октябрьской революции  и при хода в России к власти в 1917 г. коммунистов.  Создалось положение, при котором Сикрет  Интеллидженс Сервис  (СИС) начала опасаться,  что территория Советской  России будет не доступна для иностранцев.  Для СИС стало  весьма важно  начать активно  направлять своих агентов в Советскую Россию. Резиденты СИС отправлялись в основном  через  Финляндию или через сопредельный с Мурманском район Заполярья, но, конечно,  использовались и  другие  маршруты,  прежде  всего через  Прибалтику и Индию.  Задачей  разведки  было  получение надежных данных о том, как большевики преодолевают возникший в России хаос. Ни советские источники, ни данные перебежавших из России противников существующего режима полностью, однако, не соответствовали действительности. Наиболее достоверные данные предоставляли СИС агенты, работающие в СССР.

Фредерик Маршман Бейли

Из Индии в советский Ташкент был направлен с разведывательными целями подполковник Фредерик  Маршман Бейли.  Бейли  пишет в своих  мемуарах  «Миссия  в Ташкент»:

«Мы  знали,  что большевики у власти,  но никто  не знал,  что такое большевизм или какие  у них цели. Казалось  полезным взглянуть  на то, что это были за люди, и вынудить их продолжать войну с Германией или, по крайней мере, оставаться  ней тральными».

Но ни англичане, ни другие державы не смогли втянуть Советскую Россию в войну с Германией. В декабре 1917 г. между Советской Россией и Германией было заключено перемирие, а 3 марта 1918 г. подписан Брест Литовский мирный договор. Антанта же возлагала надежды на сохранение восточного фронта, на контрреволюционные силы России, а так же на интервенцию и на своих резидентов. Самый известный разведчик, посланный в Советскую Россию,  был Сидней Рейли, под кодовым  названием «СТ1». В начале 1918 г. начальник СИС Камминг через район Мурманска направил его в Советскую Россию. Задачей,  которую  тогда ставили  перед Сиднеем Рейли, была подготовка свержения советского правительства. После покушения Фанни Каплан на Ленина антикоммунисты и представители Антанты оказались в трудном положении.

31 августа 1918 г. советская тайная полиция (ВЧК) организо вала обыск в английском посольстве в Москве, а также подготовила убийство в Петрограде коммодора Френсиса Кроми и арестовало несколько англичан 1. В результате Великобритания прервала дипломатические отношения с Советской Россией. Часть английских резидентов сумела скрыться от ВЧК, перебравшись различными способами через границу. К тем, кто тогда покинул страну, относился и Сидней Рейли, выбравшийся из Советской России в Хельсинки через Эстонию, а за тем уже вернувшийся в Англию.

Пока шла Первая мировая война, к бежавшим из России гражданам в Финляндии относились весьма сдержанно. После окончания Гражданской войны военные интересы Финляндии заключались прежде всего в экспансии на Восток. Финляндии не нравилось, что в Мурманске находилось большое количество войск Антанты, что воспринималось как угроза Финляндии и ее интересам. Англичане же относились к финнам с явным недоверием. Отношение к Финляндии начало меняться только после того, как Германия потерпела поражение в Первой мировой войне.

Уже в ноябре  1918 г. СИС направила в Советскую Россию Пола  Дьюкса,  который  имел  в спецслужбах  Великобритании кодовое название  «СТ25». Начальник СИС Менсфилд Камманиг принял  его на работу в СИС, поскольку  ранее Дьюкс бывал в России и вернулся в Англию лишь после революции 2.

В середине ноября 1918 г. на Карельском перешейке финские пограничники помогли Дьюксу переправиться на советскую территорию через реку Сестра. У Дьюкса были поддельные документы ВЧК, с которыми он в Петрограде мог чувствовать себя в достаточной безопасности. Дьюкс вернулся в Финляндию в декабре, сообщив добытые им сведения в английское представительство в Хельсинки и встретившись в Стокгольме с майором СИС Скейлом. До начала нового года он вновь вернулся  в Советскую Россию, получив снова от финских пограничников соответствующие документы. В Петрограде Дьюкс продолжил собирать информацию, а также начал сотрудничать с контрреволюционно настроенными гражданами. Теперь добываемые сведения Дьюкс переправлял через границу в Финляндию либо лично, либо через своих курье ров. Маршрут проходил из Петрограда на Карельский перешеек и, возможно, дальше уже в Хельсинки.

Однако переправка через границу на Карельском перешейке становилась достаточно сложной ввиду шпионофобии в Финляндии, а также подозрительности пронемецки настроенных бывших финских активистов и егерей. Так, бывший командир 27 го прусского королевского егерского батальона полковник Эдвард Аусфельт, немец по происхождению, получивший финское гражданство и являвшийся тогда комендантом Терийоки (Зеленогорск), явно стремился затруднить работу Дьюкса. Он даже задержал его, хотя затем все же вынужден был освободить английского разведчика. Тем не менее в январе 1919 г. по требованию англичан коменданта Терийоки заменили, назначив на это место Кая Доннера. Капитан Доннер стремился не допускать произвольного пересечения границы. Он задерживал или высылал курьеров и агентов, работающих на Антанту. Поэтому Третий отдел финского Генштаба вынужден был сообщить Доннеру, что курьеры Дьюкса имеют право передвигаться «с любого места и для любой поездки без особого разрешения от нас по праву, данному лицам не подлежащим допросам и ответственности перед ведомством уважаемого коменданта».

Однако  пересечение  границы  осуществлялось  не без проблем и далее. Доннер на границе вскрывал  письма тайных английских  резидентов, хотя  знал  о деятельности разведчиков. Более того, по инструкции, которую утвердил еще предшественник Доннера,  комендант  Аусфельт, требовалось всех, кто стремится  в Советскую  Россию,  останавливать, открывая по ним  огонь.  В результате,  по данным  англичан,  деятельность активистов  и егерей, имевших связь с немецкими резидентами, создавала  серьезные  проблемы  англичанам  в организации переправок  через границу  Финляндии с Советской Россией.  По сведениям английского агента «СТ24», весьма деятельный германский  агент  Ханс Иоахим  Бассевиц  заплатил миллион марок за то, чтобы связи англичан  через Карельский перешеек с Петербургом  вообще  прервались. Подобная работа,  естественно, негативно  сказывалась на финско английских государственных  отношениях и  затрудняла получение Финляндией от Великобритании признания независимости. Англия требовала, чтобы немецких  агентов выдворили из Финляндии. По казательно, что только  после выезда  из Финляндии двух немецких  резидентов  Бассевица  и Бартельца, Англия  признала независимость Финляндии. Бассевиц  же далее занялся  разведывательной деятельностью Германии  уже во Франции.

Конечно, переход границы и переправка данных для СИС всегда представляла опасность и с точки зрения деятельности ВЧК. Сама переброска через границу являлась крайне рискованной. В начале 1919 г., в частности, были застрелены два курьера английской разведки. В свою очередь финны задержали на Карельском перешейке в апреле 1919 г. курьера, «хотя он работал на англичан». Подозрения Англии были вновь связаны с «немецкими агентами» внутри Третьего отдела финского Генштаба. Тем не менее для СИС было важно со хранить резентурный маршрут к Петрограду через перешеек. Если бы курьеры СИС не имели возможности пересекать границу, то связь англичан с Дьюксом, очевидно, была бы прервана, а данные о Советской России полностью бы иссякли. Британская сторона надеялась, что Лондон сможет достичь с финским правительством договоренности, которая бы не позволила прервать нелегальную переброску англичан в Россию. С точки зрения СИС для достижения этой цели нужно было начать неофициальные переговоры с Маннергеймом. Англия уверяла регента К. Г. Э. Маннергейма, что их целью была лишь разведка, а не стремление поддержать какую либо из сторон. Это, однако, не соответствовало действительности, поскольку английская разведка, сохранившаяся в Советской России благодаря деятельности Дьюкса, позволяла СИС поддерживать контакты с контрреволюционерами Петрограда и помогать им. В Петрограде Дьюкс был связан, по крайней мере, с контрреволюционным «Национальным центром» Белого движения, который ставил своей целью ликвидацию большевистского правительства.

Тем не менее в результате активных действий советской контрразведки связь с Дьюксом все же прервалась, он оказался в Советской России в изоляции. Теперь для руководителя СИС Менсвилда Камминга встала задача реанимировать разведывательную деятельность. Весной 1919 г. налаживать прерванные контакты отправился капитан Огастус Эйгар («СТ34»). Ему сообщили, что он получит помощь от Финляндии, Швеции, Эстонии и Латвии. Камминг также считал, что полезно сохранять  хорошие отношения  с нейтральными странами. Если отношения  будут нарушены, Эйгара немедленно отзовут  на зад. Сама же деятельность Эйгара должна была быть незамет ной, и он должен был при проведении  операций  использовать гражданскую  одежду. Однако у него оставалсь и униформа,  ко торая  была необходима на случай его задержания, поскольку считалось,  что людей  без военной  формы  могут расстрелять как шпионов.

Весной  1919 г. Огастуса  Эйгара  переправляют через  границу на двух торпедных  катерах  с тремя  офицерами и двумя механиками. Несколько ранее  резиденты  «СТ30»  и  «СТ31» осуществили  предварительную подготовку  для успешной дея тельности  группы.  «СТ31»  имел  связь  с финским  правитель ством.  Были   подделаны   документы   для  «группы   Эйгара». В дальнейшем Эйгар  должен  был  уже сам обеспечивать деятельность  группы. Разведчиков разместили  на катерах в гавани Терийоки.  Финны  дали разрешение, на предоставление которого, по мнению  Эйгара, частично  повлияло то, что Финляндия  ждала  от Антанты  признания де юре  ее независимости. На Финском  заливе  англичане  стали использовать не только торпедные  катера,  но и прибывшую  в 1919 г. на Балтийское море флотилию адмирала  Кауэна,  которая  имела  базы  на эстонском берегу в Таллине, а также заходила в Хельсинки и имела базы на Сейскари и в Койвисто  (Приморск).

Естественно,  Эйгару  необходимы были  не только  торпед ные катера,  но и поддержка  с финской  стороны.  В частности, для осуществления  плана было очень важно получить от финнов  специальные полномочия  и чтобы  назначенный комендантом  приграничного района  16 февраля  1919 г. подполковник  Сарин  позволил   Эйгару  без  затруднений  действовать  в районе Терийоки.  И Эйгар получил полную свободу для своих действий  в Терийоки.  Ему и экипажам  катеров выдали  разре шения, по которым  можно было свободно отойти от терийокского берега.  Более  того, власти  при необходимости должны были помочь членам «группы Эйгара». Но и без этого привле ченные к операции финские контрабандисты уже начали помогать  группе,  предоставив   необходимую   для  катеров  навига цию. Кроме  того, для проведения  операции  нужна  была  еще и помощь  со стороны  русских, что позволяло бы создать  единый план. С этой целью Эйгар завербовал двух агентов — Соколова  и Гефтера.

Приступив  к решению  поставленной задачи,  Эйгар,  естественно, не сообщал, зачем он находится  в Терийоки. Подполковника   Сарина   Эйгар  лишь  известил,   что  ведет  разведку в отношении  Красного флота в Кронштадте  и полученную  ин формацию  передаст затем коменданту.  Также он не предоставил информацию о помощи русских курьеров, целью которых было востановление связи с резидентом  Дьюксом.  Нельзя  забывать   и  о  том,  что  финско советскую  границу  тщательно охраняли. Комендант  контролировал  практически всех,  кто прибывал  в Финляндию и направлялся в Россию. Сарин стре мился всячески помогать  Эйгару. В частности,  с его помощью англичане  вышли  на местного  контрабандиста, хорошо  знав шего воды залива у Терийоки.

Доверие  к Эйгару выросло  после того, как он потопил  советский  крейсер  «Олегин».  Потопление военного  судна ослабило боеспособность Красного флота на Финском заливе, уменьшив тем самым угрозу для финского побережья. Комендант Сарин дал согласие  на осмотр  затопленного судна, если летчик окажется  над территорией Советской  России. Английский  агент находился   в  самолете  на  месте  капитана   Пауля Йельта,   наблюдая   произведенный им  ущерб.  Также  Эйгару было предложено, чтобы англичане  установили  наблюдатель ный пункт, с которого  могли бы собирать  данные  о передвижении русских по Финскому  заливу.

Однако   о  непосредственной  задаче   Эйгара   практически никто не знал. После затопления крейсера возникла опасность задержания Дьюкса, так как советские власти активизировали разыскную  деятельность. В свою очередь  англичане  планировали  более  масштабную  диверсию  в отношении  крондштадт ской базы Красного флота. С этой целью авиаразведка англи чан  стала  более  интенсивной,  но  одновременно возрастала и угроза  разоблачения «группы  Эйгара».  В результате  Эйгар решил  все же сообщить  коменданту  о своей  задаче  и о том, что  он  использует  бывших  русских  офицеров  как  курьеров. Эйгар заявил  о надежности  русских, и что в случае необходи мости это будет подтверждено в английском  посольстве.  Вна чале комендант  воспринял эту информацию негативно,  одна ко не стал препятствовать разведовательной деятельности, поскольку  по его инструкциям он должен был помогать  Эйга ру всеми средствами.

Для поддержки  борьбы  белых  англичане  с помощью  тор педных катеров и авиации наносили удары по Кронштадту. Однако Огастус Эйгар так и не смог вывезти  Пола Дьюкса из Петрограда. Дьюксу  в сентябре  1919 г. пришлось  бежать  из Советской  России,  полагаясь  на собственные  силы.  Деятель ность же Эйгара была разоблачена большевистскими агентами, и ему пришлось вместе со своей группой выехать из Финляндии.   К  тому  же  большевики  пытались   тогда  совершать целую серию диверсий  против  финнов  и англичан.  В частно сти, в сад дома «группы Эйгара», где большевики обнаружили базу СИС, была брошена  граната.

К этому, однако, следует добавить,  что финны и англичане действовали   сообща   в  борьбе   против   советских   шпионов. В своей работе «Военные  действия  для завоевания Петрогра да в период 1918—1919 гг.» Каарло Курко пишет, что англичане совместно с финнами  пытались  в Койвисто  найти предполога емого  советскогого  разведчика и радиостанцию, с помощью которой   шпион   сообщал   о  движении   английского  флота. В Койвисто его не обнаружили, но финны нашли тайную телефонную  линию,  ведущую от реки  Сестра к Петрограду.  Этот информационный канал был уничтожен. Сотрудничество  с англичанами   было   хорошим   способом   усилить   политические связи Финляндии с Англией.

Английская следила за попытками белых овладеть Петроградом.  По данным  агентов  «СТ21»  и «СТ28»,  в конце  июня 1919 г. положение  советского  руководства  казалось  критическим.  Однако  Финляндия не атаковала без  помощи  союзни ков, поскольку  нуждалась и в военной, и в экономической поддержке. Весной 1919 г. на ужине с Маннергеймом прибывший из Стокгольма  майор Джон Скейл все же обсуждал возможное наступление финнов на Петроград.  Однако, когда Скейл спросил прямо у Маннергейма, что он сделает, когда попадет в Петроград, Маннергейм  ответил: «Дорогой  майор, если я попаду в Петроград,  то назначу вас королем».  Маннергейм,  таким об разом, считал захват Петрограда  невероятным.

В конце  1919 г. англичане   полагали,  что  будущей  зимой захват Петрограда  белыми невозможен. Глава военной миссии англичан  в Прибалтике и Финляндии генерал  Хуберт  де ля Поер Гаф еще в июне понял,  что захват  Петрограда  неосуществим без помощи Финляндии. В свою очередь, согласно фин скому военному  министру  Карлу Эмилю Бергу, для наступле ния на Петроград  можно  было  бы оснастить  и мобилизовать лишь  треть  армии.  Находившийся в Петрограде  Пол  Дьюкс полагал, что наступление на город захлебнется еще на подсту пах к Петрограду.

Тем не менее  в ноябре  1919 г. в Финляндию прибыли  не только  миссия Гафа, но и так называемая восточно финляндская миссия.  Министр  иностранных дел Финляндии Рудольф Холсти  был  весьма  доволен  прибытием этой  группы  в Финляндию.  Он надеялся  также,  что и флотилия под командова нием  адмирала  Уолтера  Кауэна  останется  в Финском заливе.

Список  лиц  восточно  финляндской миссии  в конце  декабря 1919 г. включал 48 имен. На рубеже октября—ноября в группу вошли откомандированные из Лондона в Финляндию ее руко водитель — подполковник Рональд  Форбс  Майклджон и еще 10 офицеров и 8 солдат. Усиление группы, безусловно, повысило   разведывательную  активность   восточно  финляндской миссии.

После ухода союзников  из района  Мурманска  целью груп пы  стало  наблюдение за  военными операциями в Северной России.   Главная   база   восточно  финляндской  миссии   была в Сортавале,  через  которую  данные  из за границы переправлялись  в английское  посольство  в Хельсинки.  Прочие  места деятельности восточно  финляндской миссии  были в Кетеля, Суоярви  и Пораярви.

Военная  делегация  наблюдала  и за русскими, и за финскими  войсками,   о  чьем  передвижении сообщалось   в  Лондон. В составе группы восточно  финляндской миссии были, по дан ным  Сортавальского отдела  южной  Карелии,  также  «чистые русские»,  говорившие  на безупречном  финском.  Таким  образом, информацию получали  и от финнов, и от русских. Сведения,  получаемые  миссией  от русских,  передавали  и финнам. Данные,  посылаемые Майклджоном в английское  посольство в Хельсинки,  передавались через переведенного в Хельсинки майора СИС Джона Скейла финскому Генеральному штабу.

Генштаб предоставил  восточно  финляндской миссии двух месячное  разрешение  на переход  границы,  о чем сообщалось пограничникам. Отряд Майклджона пересек границу в районе Мааселькю  15 февраля  1920 г. Однако  через  несколько  дней после прибытия Майклджона в Мааселькю  пришли  сведения о прорыве  фронта  под Архангельском. 25 февраля  большевики захватили  Мааселькю,  и, по данным  англичан,  Мурманск тоже оказался  под контролем большевиков. После ухудшения положения на  фронте  миссия  отправилась снова  в Финлян дию. В Сортавалу  Майклджон прошел  за пять суток, преодолев около 350 км. Его группа потеряла  одного солдата.

Тем не менее,  хотя  между финнами  и англичанами суще ствовало  сотрудничество, между восточно  финляндской миссией и Генштабом были явные  разногласия. Официально анг личане стремились  не присоединяться к финской внешней политике.   Однако  положение   офицеров   восточно финлянд ской миссии  было  иным.  Английские  офицеры,  в отличие  от официального курса, разделяли военно политический курс Финляндии, поощряя  нападение  на СССР. Это неофициаль ное поощрение можно считать сомнительным, так как, по отчетам восточно  финляндской миссии,  Финляндия в своей агрессивной  политике  должна  стать либо отчаянной, либо дей ствительно  верящей в свои достижения в будущих мирных пе реговорах.  Однако  глава  миссии  Майклджон не определился по данному вопросу.

Итак, Финляндия получила  возможность, несмотря  на британскую  политику,  принимать собственные внешнеполитические  решения.  Англия не хотела  явно вмешиваться в по литику Финляндии, хотя вела разведку против Советской Рос сии и через территорию Финляндии. Положение изменилось только   тогда,  когда  в  1919 г.  англичане решили   вынудить Финляндию начать наступление на Петроград.

После  резкого  ухудшения  положения на фронте  разведы вательная деятельность была быстро  свернута. Восточно финляндскую  миссию,  за  исключением  двух офицеров,  которые остались помогать военному атташе, распустили. Командира миссии Майклджона перевели руководителем таллинского от дела СИС. Разведка  СИС против Советской России сосредоточилась  уже в Таллине  и Хельсинки,  причем  обмен  данными с финнами относительно Советской  России продолжался весь последующий  период.

1     Andrew C. Secret Service // The Making of the British Intelligence Community. London, 1985. Р. 218—219.

2     Kotakallio J.  Suomen  ja Iso Britannia tiedusteluyhteistyo 1918—1920 // Sotahistoriallinen Aikakauskirja.  2006. N 25. S. 13.

*   Перевод статьи с финского языка выполнен канд. филол. наук С. Г. Халиповым.

Comments are closed.