Московские люди были слишком невежественными.

Последний школьный учебник русской истории перед Октябрьской революцией 1917 года.

Элементарный учебник русской истории. Курс эпизодический для средне-учебных заведений и высших начальных училищ. Издание шестое, дополненное. С 46 рисунками и 5 раскрашенными картами. Допущено как пособие для младших классов мужских средне-учебных заведений и как руководство для 3 класса женских гимназий.

Итак, долгое правление Ивана III Васильевича принесло большие перемены; но эти перемены мало отразились на жизни московского народа. Население государства очень огрубело в те два века, пока оно было в зависимости от татар. Если сравнить быт и нравы киевской Руси с бытом и нравами Руси московской, то не только не заметно движения вперед, а наоборот: во многом произошло ухудшение.

В древней Руси княжеская власть мало вмеши­валась в общественную жизнь, предоставляя насе­лению устраиваться самому. Теперь государственная власть считала необходимым вмешиваться в управление. В Москве были „приказы", такие учрежде­ния, куда население должно было обращаться по разным своим делам, а по городам и областям рассылались правители (наместники и волостели). Но все правительственные чиновники смотрели на свои должности, как на "кормления" видели в них лишь средство выжать из населения возможно больше кормов, т. е. различных доходов. До­биться чего-нибудь в приказах или у правителей можно было лишь посредством „посулов" (посулив, т. е. пообещав, взятку). Правосудие, кроме взя­точничества, страдало еще жестокостью. Появились страшные пытки, позорное битье кнутом, смертная казнь—чего не знала древняя Русь.

Изменились к худшему и нравы населения, его частная жизнь. В семье отец пользовался неогра­ниченной властью жена и дети должны были пови­новаться ему беспрекословно. Воспитание детей было самое суровое: "наказуй отец сына измлада, учи его розгами бояться Бога и творить все доброе", такие советы давали родителям книжники того вре­мени. Женщин на восточный манер запирали в теремах : они не могли показываться мужчинам с  открытым лицом. Учить их грамоте считалось даже неприличным. Чем знатнее была женщина тем суровее было ее заточение; положение московских царевен было самое печальное. Иностранцы очень страдали от московской грубости: не раз случалось, что врачей - иностранце в казнили за неудачное лечение. Если московские послы ехали к иностранному двору, им давали наказ, чтоб они не смели там пьянствовать и драться и тем срамить своего государя. Московские люди отличались удиви­тельной набожностью, но это не была истинно христианская набожность. Крайне нетерпимые ко всему не-своему, они мало вникали в смысл учения Христа. Они были слишком невежественны, чтобы понимать этот смысл. Конечно, встречались отдельныя личности,—особенно между отшельниками,— проникнутые истинным духом христианства, но эти личности были редкими исключениями среди грубо суеверной массы.

Comments are closed.