Archive for December, 2012

Единая и неделимая II. Северо-Западное правительство.

Объяснения членов Политического Совещания при Главнокомандующем Северо-Западным фронтом В.Д.Кузьмина-Караваева, А.В.Карташева и М.Н.Суворова. Северо-Западное правительство (также употребляется термин Правительство Русской Северо-Западной области) — коалиционное правительство, сформированное 11 августа 1919 года в Ревеле на совместном заседании представителей политических партий России и командования союзников при содействии представителя английской военной миссии генерала Марша. В состав правительства вошли представители кадетов, правых эсеров и меньшевиков. Основными задачами правительства были ликвидация большевизма в Псковской, Новгородской и Петроградской губерниях и организация гражданской власти на территориях, «отвоёванных военною силою», на основах «законности и правопорядка». [1]:301—339 5 декабря, после поражения армии Юденича, Правительство объявило о самороспуске.

<<.......................

В зал консульства, когда мы вошли, были генерал Марш с чинами английской миссии, а равно предста­вители миссий американской и французской. Из русских здесь же находились: полковиик К. А. Крузенштерн, К. А. Александров, М. С. Маргулиес, М. М. Филиппео, С. Г. Лианозов и два лично нам неизвестных, как потом оказалось гг. Горн и Иванов. Кроме того в зале были: корреспондент газеты "Times" г. Поллок и секретарь отдела внешних сношений штаба Северо-Западной армии ротмистр Барщ.

Генерал Марш предложил всем сесть и об­ратился к собранным им русским с речью на русском языке, сущность которой сводится к следующему. Положение северо-западной армии катастрофическое. Без совместных действий с эстонцами продолжать операцию на Петроград невозможно. Эстонцы требуют, для совместных действий предварительного признания независимости Эстонии, ибо они должны дать ясный лозунг своим войскам, во имя которого сол­даты будут проливать кровь. У русских нет ор­ганизованной авторитетной власти, с которой эстонцы могут заключить, договор на почве признания независи­мости Эстонии. Русские сами ни на чем между собой сговориться не могут. Русские только говорят и спорят. Довольно слов — нужно дело. "Я вас пригла­сил, продолжал далее ген. Марш, и вижу перед собой самых выдающихся русских людей, собранных, без различия партий и политических, воззрений". Затем ген. Марш предложил нам, русским, немед­ленно, не выходя из комнаты, образовать демократическое русское правительство, которое сегодня же должно заключить договор с эстонским, правительством.

Текст договора он тут же огласил. Если, прибавил ген. Марш въ заключение, правительство не будет к 7 часам образовано, то всякая помощь со стороны со­юзников будет сейчас же прекращена. Его бук­вальный слова: "Мы вас будем бросать". Ген. Марш передал М. Г. Суворову текст предложенного к заключению с эстонцами соглашения и список лиц, которых он предлагает, включить в состав пра­вительства Северо-Западной Области (прилож. № № 1 и 2), и вместе с представителями английской, французской и американской миссий удалился, заявив, что вернется за ответом в 7 часов. В это время было 6 час. 20 мин.

Об отказе исполнить требование генерала Марша, предъявленное в столь ультимативной форме и к тому же совершенно для нас неожиданно, само собою разу­меется, не могло быть и речи. Нам слишком хорошо было известно, до какой степени расстройства дошло положение дела, как на фронте, т. е. в войсках, так равно и в тылу, т. е. в занятых местностях — главным образом вследствие того, что помощь вооружением, снаряжением и обмундированием, категорически обещанная союзниками еще в июне, запоздала прибытием более, чем на месяц. И для нас слишком ясно рисовались неустранимые последствия приведения в исполнение угрозы, объявленной ген. Маршем: гибель надежды освободить Петроград как раз в тот момент, когда только что прибыли из Англии два парохода с танками, снарядами, ружьями и пушками, с сапогами и с обмундированием на десять тысяч человек и когда со дня на день ожидалось прибытие еще двух пароходов, и полный окончательный развал неодетой, необутой и не получавшей два месяца жало­ванья армии.

Read the rest of this entry »

Катехизис революционера от Нечаева

Мне лично особенно "понравилось" о том как выручать товарищей из беды в §11.

Катехизис революционера


Отношение революционера к самому себе

§1. Революционер — человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью — революцией.

§2. Он в глубине своего существа не на словах только, а на деле, разорвал всякую связь с гражданским порядком и со всем образованным миром и со всеми законами, приличиями, общепринятыми условиями, нравственностью этого мира. Он для него — враг беспощадный, и если он продолжает жить в нем, то для того только, чтоб его вернее разрушить.

§3. Революционер презирает всякое доктринерство и отказался от мирной науки, предоставляя ее будущим поколениям. Он знает только одну науку, науку разрушения. Для этого, и только для этого, он изучает теперь механику, физику, химию, пожалуй, медицину. Для этого изучает он денно и нощно живую науку людей, характеров, положений и всех условий настоящего общественного строя, во всех возможных слоях. Цель же одна — наискорейшее и наивернейшее разрушение этого поганого строя.

§4. Он презирает общественное мнение. Он презирает и ненавидит во всех ее побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все, что мешает ему.

§5. Революционер — человек обреченный. Беспощадный для государства и вообще для всего сословно-образованного общества, он и от них не должен ждать для себя никакой пощады. Между ними и им существует или тайная, или явная, но непрерывная и непримиримая война не на жизнь, а на смерть. Он каждый день должен быть готов к смерти. Он должен приучить себя выдерживать пытки.

§6. Суровый для себя, он должен быть суровым и для других. Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела. Для него существует только одна нега, одно утешение: вознаграждение и удовлетворение — успех революции. Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель — беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает ее достижению.

§7. Природа настоящего революционера исключает всякий романтизм, всякую чувствительность, восторженность и увлечение. Она исключает даже личную ненависть и мщение. Революционерная страсть, став в нем обыденностью, ежеминутностыо, должна соединиться с холодным расчетом. Всегда и везде он должен быть не то, к чему его побуждают влечения личные, а то, что предписывает ему общий интерес революции.

Read the rest of this entry »

По вопросу открытия второго фронта в Европе

Из сообщения лондонской резидентуры НКВД

СССР о позиции правительства

Великобритании в отношении открытия второго

фронта в Европе

25 октября 1941 г.

... Бивербрук1 по возвращении из СССР представил военному кабинету доклад о результатах Московской конференции2, в котором высказался за немедленное открытие англичанами второго фронта на Западе. Кабинет пока еще не рассматривал доклад, однако из бесед с членами кабинета выясняется, что никто из них предложение Бивербрука поддерживать не намерен, так как против него категорически возражает Черчилль...

ЦА ФСБ России

Read the rest of this entry »