Archive for September, 2013

Вермахт и советские военнопленные.

— Да, да, — рассеянно сказал князь Андрей. — Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, — начал он опять, — я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите. (Война и Мир. Лев Толстой. Том 3-й.)
 

Глава из книги профессора Гейдельбергского университета Кристина Штрайта "Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945 гг." - Это исследование профессора Гейдельбергского университета является самой цитируемой книгой по проблеме советских военнопленных в Германии в 1941-1945 гг. Вызвавшая после первого издания неприятие и ожесточенные дискуссии как среди советских военных историков, так и с немецкой стороны, ныне эта книга считается «хрестоматийной» и «классической». Оценки общего количества советских военнопленных и числа погибших в немецком плену, которые приводит профессор Штрайт, ныне считаются наиболее объективными и продолжают оставаться свидетельством преступной деятельности фашистского режима. В полном объеме на русском языке публикуется впервые. Издание снабжено научным аппаратом.


X. ПОПЫТКИ ДОБИТЬСЯ ОБРАЩЕНИЯ С СОВЕТСКИМИ ВОЕННОПЛЕННЫМИ СОГЛАСНО НОРМАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

До сих пор ещё ничего не было сказано о попытках добиться в войне между Герма­нией и Советским Союзом такого обращения с пленными, которое соответствовало бы Женевской конвенции о военнопленных 1929 г. или хотя бы нормам всеобщего международного военного права1. Эти попытки были предприняты, прежде всего, нейтральными силами - Международным Комитетом Красного Креста в Женеве и правительствами Швеции и Соединенных Штатов. Усилия Советского Союза и в особенности немецкого руководства были менее активны по ещё требующим рассмотрения причинам.

Основополагающие решения об обращении с советскими военнопленными были приняты ещё за несколько месяцев до нападения на Советский Союз. При обосновании преступных приказов немецкое руководство воспользовалось тем фактом, что Советский Союз не присоединился к Женевской конвенции и, сверх того, будучи правопреемником царской империи, заявил, что не чувствует себя связанным нормами Гаагской конвенции о ведении сухопутной войны 1907 г.2 Эти обоснования были всего лишь прикрытием. Во время подготовки плана «Барба­росса» ни политическое, ни военное руководство не удосужилось даже выяснить, какие у него существуют международно-правовые обязательства. Такое выяснение началось только после нападения на Советский Союз, когда последний вынудил не­мецкую сторону принять срочное решение, предложив соблюдать правила Гаагской конвенции о ведении сухопутной войны. К этому времени из-за преступных при­казов уже были совершены деяния, исправить которые было очень трудно.

Как мало немецкое руководство было склонно стеснять себя международно-правовыми ограничениями в предстоящей войне на уничтожение, видно из того, что распоряжения об обращении с ранеными и больными советскими пленными были отданы на скорую руку, не считаясь с тем, что в этом случае Германия была связана совершенно определёнными обязательствами3.

Попытка незначительного меньшинства в военном руководстве поставить обра­щение с пленными с обеих сторон на международно-правовую основу была пред­принята сравнительно поздно и практически не получила поддержки со стороны верхушки ОКВ и ОКХ.

Read the rest of this entry »

Есть ли у русских религия?

Зосимовский Зиновий Васильевич - составитель комментария изданных Законов по строительной и дорожной части и автор книги "Есть ли у русских религия?" (1911 г.), инженер-архитектор. Книга посвящена вопросам нравственности и этики русских людей. Автор возмущен тем обстоятельством, что русские люди очень много ругаются в повседневной жизни, по поводу и без повода, что "без брани и сквернословия русской душе трудно обойтись", и эта традиция особенно сильна в отношении к духовенству.

Read the rest of this entry »