Archive for the ‘Вторая Мировая Война’ Category

Анастас Микоян о начале войны.


НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В субботу 21 июня 1941 г., вечером, мы, члены Политбюро, были  у  Сталина на квартире. Обменивались  мнениями. Обстановка  была  напряженной.  Сталин по-прежнему уверял, что Гитлер не начнет войны.    Неожиданно туда приехали Тимошенко, Жуков и Ватутин. Они сообщили о  том, что только что получены сведения от перебежчика, что 22 июня в 4  часа  утра немецкие войска перейдут нашу границу. Сталин и  на  этот  раз  усомнился  в информации, сказав: "А  не  перебросили  ли  перебежчика  специально,  чтобы спровоцировать нас?"
Поскольку все мы были крайне встревожены и требовали  принять  неотложные меры, Сталин согласился  "на  всякий  случай"  дать  директиву  в  войска  о приведении их в боевую готовность. Но при  этом  было  дано  указание,  что, когда немецкие самолеты будут пролетать над нашей  территорией,  по  ним  не стрелять, чтобы не спровоцировать нападение.
А ведь недели за две до войны немцы стали облетывать районы  расположения наших  войск.  Каждый  день фотографировали  расположение  наших   дивизий, корпусов, армий, засекали нахождение военных радиопередатчиков,  которые  не были замаскированы. Поэтому в первые дни войны вывели из строя  нашу  связь. Многие наши дивизии вообще оказались без радиосвязи.

Read the rest of this entry »

Пособники гестапо из Лондона

Участников антигитлеровского заговора 20 июля 1944 года предало британское правительство

          Около полудня 20 июля 1944 г. в ставке Гитлера «Вольфшанце» под Растенбургом (в Восточной Пруссии) шло военное совещание. Гитлер и генералы собрались в небольшом помещении для оперативных совещаний картографического барака. По случаю сильной жары все три окна были открыты настеж. Фюрер стоял у середины массивного дубового стола, близоруко склонившись над оперативной картой фронта.
Доклад начальника оперативного отдела Генерального штаба сухопутных сил генерал-лейтенанта Адольфа Хойзингера о ситуации на Восточном фронте уже близился к концу. Заместитель Хойзингера полковник Хайнц Брандт, желая подойти поближе к карте, задел ногой какой-то портфель, стоявший у стола рядом с Гитлером, и переставил его по другую сторону подставки стола. «Русские крупными силами продвигаются западнее Дины на север, - говорил тем временем Хойзингер. - Их передовые части находятся юго-западнее Дюнебурга. Если наша группа армий в районе Чудского озера не будет немедленно отведена, произойдет катастрофа...»1
В это время, ровно в 12 часов 42 минуты прогремел страшный взрыв. Центральный стол разлетелся на куски, частично рухнул потолок, густые клубы дыма заполнили комнату, начался пожар. Казалось, никто не мог уцелеть в этом аду. Однако через несколько минут пораженные офицеры ставки увидели как из объятых дымом и пламенем обломков барака ковыляет фюрер. Он был покрыт гарью, его волосы и мундир обгорели, правая рука была частично парализована, лопнули барабанные перепонки. «Мои штаны, мои штаты», - бормотал Гитлер.
По мнению экспертов, нацистского лидера спасли открытые окна, смягчившие удар взрывной волны, и полковник Брандт, переставивший портфель с бомбой.

Read the rest of this entry »

Еще раз о договоре о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года

7 июня 1939 года в Берлине министрами иностранных дел Латвии и Германии Мунтерсом и Риббентропом был подписан латвийско-германский договор о ненападении. Мунтерса принял рейxсканцлер Гитлер и наградил орденом Заслуг германского орла.

23 августа в республиках Прибалтики традиционно связывается с подписанием в 1939 году договора о ненападении между сталинским СССР и нацистской Германией. После 1991 года и в Прибалтике, и на Западе этот договор был крайне демонизирован. Именно к этому договору отдельные антисоветски и русофобски настроенные политики и историки свели едва ли не все причины начала Второй мировой войны и перемен 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии.

Ярким примером именно такого подхода стала изданная в 2005 году при поддержке посольства США в Латвии книга «История Латвии. ХХ век» (авторы Д. Блейере, И. Бутулис, А.Зунда, А. Странга и И. Фелдманис).

Read the rest of this entry »

Как в США описывали победы Гитлера на территории СССР


Статья из журнала Time, опубликованная 29 июня 1942 года.

"Час пробил. На этой неделе настал момент решающей попытки Гитлера сломить Россию.

Гитлер не может потратить еще один год на покорение России. У него есть максимум четыре, а то и три месяца, чтобы ее разгромить — иначе Германия проиграет войну. По его расчетам, Россию необходимо вывести из войны до того, как США бросят на чашу весов свою реальную мощь. Гитлер должен одержать победу быстро — чтобы немецкая военная машина успела развернуться, и встретить лицом к лицу врага на Западе.

Когда нацистское верховное командование планировало кампанию 1942 г., оно исходило из трех основополагающих фактов. Эти аксиомы намертво врезались в сознание гитлеровского стратега номер один — генерал-полковника Франца Гальдера, начальника Генерального штаба сухопутных войск.

Read the rest of this entry »

Сталин о Польше

  • Запись беседы Иосифа Сталина с делегацией правительства Польши в эмиграции во главе с премьер-министром Станиславом Миколайчиком в Москве 3 августа 1944 года.
  • Запись беседы Иосифа Сталина с делегацией правительства Польши в эмиграции во главе с премьер-министром Станиславом Миколайчиком в Москве 9 августа 1944 года.
  • Запись беседы Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля 6 февраля 1945 года на Ялтинской конференции (4 - 11 февраля 1945г.);
  • Запись беседы Иосифа Сталина, Гарри Трумэна и Уинстона Черчилля 22 июля 1945 года на Потсдамской конференции (17 июля по 2 августа 1945 г.);

Read the rest of this entry »

О еврейской акции литовского полицейского батальона

Иехиель Дамба родился в 1929 году в маленьком местечке Жаренай Тельшянского уезда.
Катастрофу еврейского народа Иехиель пережил в оккупированной гитлеровцами Литве.
После освобождения Литвы от оккупации работал переводчиком в Тельшяйском уездном отделе НКГБ, откуда в 1948 году был направлен в Каунасскую офицерскую школу начальствующего состава милиции. Закон­чив ее, Дамба получил среднее юридическое образование. Продолжал учиться. Проработал он в советских органах правосудия 8 лет.
В Тельшяй Иехиель вернулся, уволившись из органов, и начал работать главным контролером трикотажной фабрики «Мастис». Здесь он прорабо­тал вплоть до переезда в Вильнюс.
С 1962 года и до выезда из Советского Союза Иехиель занимал долж­ность инженера-контролера в Вильнюсском межгородском бюро техниче­ской инвентаризации — руководил технической бригадой.
С 18 февраля 1970 года Дамба проживает в городе Холон. Первые два с половиной года в Израиле Иехиель работал в отделе конструирования при крупной алюминиевой фабрике возле Ришон ле-Циона. Позже сам стал предпринимателем.
Пять лет Дамба посвятил книге «В кровавом вихре»[*].

В КРОВАВОМ ВИХРЕ

«В редакцию «Военно-исторического журнала» [**]. Я обращаюсь к вам с пись­мом после полученного подтверждения, что высылаемые мною книги «В кровавом вихре», автором которых я являюсь, в Со­ветском Союзе адресаты получают без ка­ких-либо препятствий.

Описанные мною в книге события про­исходили в Литве, и без сомнения, она мо­жет заинтересовать советского читателя. Поэтому я обращаюсь к вам с просьбой определить возможность ее выпуска в стране. Разумеется, после тщательного ее пересмотра и исправления.

Однако главная причина, что заставила меня обратиться к вам,—это просьба о не­которой помощи: вскоре данная книга бу­дет переводиться на многие языки и пред­ставлена широкой читательской аудитории на Западе.

Я описал происходившие давние события так, как сохранила их моя память. Но, воз­можно, следуя своим внутренним поры­вам, где-то допустил оплошность как слу­чайную оговорку, необдуманное слово или же кое-что исказил, описывая некоторые эпизоды, могущие носить враждебную про­паганду против Советского Союза, что я бы не хотел и что, конечно, в мои планы не входило.

В книге среди прочего я затрагиваю во­прос борьбы органов НКГБ с злобным врагом литовского народа — свирепство­вавшими тогда в лесах националистически­ми бандами, многие члены которых при­нимали самое непосредственное участие в зверских убийствах мирных граждан во время гитлеровской оккупации Литвы, а также под лозунгом борьбы за восстанов­ление независимой власти в Литве, уста­новившие кровавый террор в только что освобожденной Литве. Действия этих банд, совершавших чудовищные преступления в те тяжелые послевоенные годы, унесли свыше пятнадцати тысяч жизней, главным образом беззащитных литовских крестьян.

Ввиду того что все описанные мною со­бытия происходили в действительности, я старался органически сочетать художест­венный характер событий с правдой, же­лая с максимальной точностью рассказать о том, чему был очевидцем, что испытал и выстрадал сам. Процесс этот был сло­жен, труден, вылившийся в цепь напряжен­ных поисков воспоминаний, и все это под влиянием незабытой боли, пережитой мною в страшные годы немецкой оккупации.

Испытывая глубокие чувства к Советско­му Союзу, к отважным советским воинам, пролившим свою кровь, освобождая нас, к Литве, к тем лучшим представителям ли­товского народа, оставшимся верным древ­ним традициям гуманизма и человеколю­бия, спасшим жизнь многим обречен­ным, я на многих страницах своей книги описал их подвиги, желая, чтобы благодар­ная память о них навеки осталась на зем­ле.

Поэтому по силе возможности, если найдете нужным, я бы хотел получить совет, какие места в книге, по вашему мне­нию, желательно исправить, почистить или же вообще вырезать, что я, не колеблясь, сделаю.

Мы прекрасно понимаем, что восстанов­ление дипломатических отношений между Израилем и Советским Союзом — это только дело времени. Поэтому было бы целесообразно укреплять те ценности, ко­торые объединяют советскую и израиль­скую демократию, рабочее движение на­ших стран и культурные связи.

Жду вашего ответа. С наилучшими по­желаниями.

ИЕХИЕЛЬ ДАМБА».


[*]Дамба И. В кровавом вихре. — Изра­иль: Мория, 1987.

[**] Письмо публикуется без редактирова­ния.

Read the rest of this entry »

Вермахт и советские военнопленные.

— Да, да, — рассеянно сказал князь Андрей. — Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, — начал он опять, — я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите. (Война и Мир. Лев Толстой. Том 3-й.)
 

Глава из книги профессора Гейдельбергского университета Кристина Штрайта "Они нам не товарищи. Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945 гг." - Это исследование профессора Гейдельбергского университета является самой цитируемой книгой по проблеме советских военнопленных в Германии в 1941-1945 гг. Вызвавшая после первого издания неприятие и ожесточенные дискуссии как среди советских военных историков, так и с немецкой стороны, ныне эта книга считается «хрестоматийной» и «классической». Оценки общего количества советских военнопленных и числа погибших в немецком плену, которые приводит профессор Штрайт, ныне считаются наиболее объективными и продолжают оставаться свидетельством преступной деятельности фашистского режима. В полном объеме на русском языке публикуется впервые. Издание снабжено научным аппаратом.


X. ПОПЫТКИ ДОБИТЬСЯ ОБРАЩЕНИЯ С СОВЕТСКИМИ ВОЕННОПЛЕННЫМИ СОГЛАСНО НОРМАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

До сих пор ещё ничего не было сказано о попытках добиться в войне между Герма­нией и Советским Союзом такого обращения с пленными, которое соответствовало бы Женевской конвенции о военнопленных 1929 г. или хотя бы нормам всеобщего международного военного права1. Эти попытки были предприняты, прежде всего, нейтральными силами - Международным Комитетом Красного Креста в Женеве и правительствами Швеции и Соединенных Штатов. Усилия Советского Союза и в особенности немецкого руководства были менее активны по ещё требующим рассмотрения причинам.

Основополагающие решения об обращении с советскими военнопленными были приняты ещё за несколько месяцев до нападения на Советский Союз. При обосновании преступных приказов немецкое руководство воспользовалось тем фактом, что Советский Союз не присоединился к Женевской конвенции и, сверх того, будучи правопреемником царской империи, заявил, что не чувствует себя связанным нормами Гаагской конвенции о ведении сухопутной войны 1907 г.2 Эти обоснования были всего лишь прикрытием. Во время подготовки плана «Барба­росса» ни политическое, ни военное руководство не удосужилось даже выяснить, какие у него существуют международно-правовые обязательства. Такое выяснение началось только после нападения на Советский Союз, когда последний вынудил не­мецкую сторону принять срочное решение, предложив соблюдать правила Гаагской конвенции о ведении сухопутной войны. К этому времени из-за преступных при­казов уже были совершены деяния, исправить которые было очень трудно.

Как мало немецкое руководство было склонно стеснять себя международно-правовыми ограничениями в предстоящей войне на уничтожение, видно из того, что распоряжения об обращении с ранеными и больными советскими пленными были отданы на скорую руку, не считаясь с тем, что в этом случае Германия была связана совершенно определёнными обязательствами3.

Попытка незначительного меньшинства в военном руководстве поставить обра­щение с пленными с обеих сторон на международно-правовую основу была пред­принята сравнительно поздно и практически не получила поддержки со стороны верхушки ОКВ и ОКХ.

Read the rest of this entry »

По вопросу открытия второго фронта в Европе

Из сообщения лондонской резидентуры НКВД

СССР о позиции правительства

Великобритании в отношении открытия второго

фронта в Европе

25 октября 1941 г.

... Бивербрук1 по возвращении из СССР представил военному кабинету доклад о результатах Московской конференции2, в котором высказался за немедленное открытие англичанами второго фронта на Западе. Кабинет пока еще не рассматривал доклад, однако из бесед с членами кабинета выясняется, что никто из них предложение Бивербрука поддерживать не намерен, так как против него категорически возражает Черчилль...

ЦА ФСБ России

Read the rest of this entry »

Первый день на войне.

Первое полное издание самых правдивых, пронзительных и горьких свидетельств о Великой Отечественной войне. Настоящая «окопная правда» — без цензуры, умолчаний и прикрас.

Книга В. Першанина «СМЕРТНОЕ ПОЛЕ» стала настоящим открытием, лучшим дебютом в военно-историческом жанре. Ее продолжение «ШТРАФНИКИ, РАЗВЕДЧИКИ, ПЕХОТА» закрепило успех, разойдясь рекордными тиражами. В данном

издании оба бестселлера впервые объединены под одной обложкой. Это — потрясающая исповедь ветеранов, выживших в самых жестоких боях самой страшной войны от начала времен, - разведчиков и танкистов, штрафников и десантников, пулеметчиков,

бронебойщиков, артиллеристов, зенитчиков, пехотинцев... От их безыскусных рассказов — мороз по коже и комок в горле. Это — вся правда о том, через что пришлось пройти нашим дедам и прадедам, какой кровью заплачено за Великую Победу.

ТАНКИСТ СОРОК ПЕРВОГО ГОДА

Я сделал первый выстрел по немцам на седьмой день войны...
Пикуленко Д. Т.

Дмитрий Тимофеевич Пикуленко, заряжающий легкого танка БТ-7, начал свой боевой путь в июне 1941 года. Если из всех бойцов, начавших воевать от границы, даже по официальной статистике, осталось к концу войны не более 2—3 процентов, то что говорить о танкистах, которым судьба отмеряла на фронте короткую жизнь! Я часто встречался с фронтовиками, но человека с такой биографией видел впервые. Пройти с боями на танке первые самые страшные месяцы войны — трудно представить.

— Так и было, — рассказывает майор в отставке Дмитрий Тимофеевич Пикуленко. — Нас, которые своими танками перекрыли немцу дорогу на Витебск, Смоленск и дальше на Москву, наверное, и в живых никого не осталось. Ну, если просишь, начну с самого начала.

Родился я 12 декабря 1921 года в деревне Емельяшевка Таборынского района Свердловской области. Семья была большая: пять братьев, две сестры. Самый старший — Егор, 1906 года рождения, я — самый младший. Маму не помню, она умерла, когда мне было месяцев шесть.

Люди на Урале у нас хорошие, душевные. Если бы не родня, односельчане, да и колхозу спасибо, отец бы нас не поднял. Семеро на руках, дом, хозяйство. Пытался он снова жениться, но никто из женщин за него не шел. Какой бабе столько хлопот надо? Приходили, помогали, а жить не хотели. Отец умер, когда мне было пятнадцать лет. К тому времени старшие братья поженились, сестры замуж вышли, а я с тринадцати лет работал в колхозе имени Ворошилова: конюхом был, хлеб убирал и возил, лес под пашню корчевал. Образование у меня было аж четыре класса. В октябре 1940 года призвали в армию. Попал я в город Калугу, тогда он входил в Тульскую область. Город не из самых крупных, но мне показался огромным. Жил-то я в глуши. Райцентр — село Таборы — находится в 360 километрах от Свердловска (ныне Екатеринбурга), а до ближайшей станции было сто с лишним километров.

Попал я в 18-ю танковую дивизию, которой командовал генерал-майор Ремизов Ф. Т. Пара недель карантина, и меня направили в отдельный механизированный разведывательный батальон под командование майора Крупского. Батальон располагался на окраине Калуги и был технически хорошо оснащен. Состоял из трех рот: танковой (куда меня зачислили), броневой и мотоциклетной роты. Имелись еще вспомогательные взводы: связь, снабжение и так далее. Но главная мощь заключалась в наших трех ротах, особенно танковой. Это не пешая и даже не конная разведка! Батальон мог не только разведку проводить, но и хорошо встречный удар нанести. Десять танков, штук двенадцать бронемашин и около двух десятков мотоциклов! Бронемашины в основном БА-10, с пушечным вооружением, и более легкие БА-20 с пулеметом. Мотоциклы, не помню какой марки, но проходимые, большинство с колясками и тоже с пулеметами. Про танки отдельно скажу.

Read the rest of this entry »

О сепаратном мире союзников с Германией

О сепаратных переговорах союзников СССР  по антигитлеровской коалиции с Германией большинство если и знает то только по фильму "Семнадцать мгновений весны" где Штирлиц (в рол. В. Тихонова) по заданию центра достает доказательства переговоров союзников, в лице Аллана Даллеса, с генерал-полковником войск СС Карлом Вольфом (в роли В. Лановой).

Операция Sunrise-Crossword сегодня не является секретом (хотя сами документы до сих пор не рассекречены). О том что эти переговоры имели место быть говорится и в книге James Srodes. Allen Dulles: Master of Spies.

В действительности информация о переговорах была добыта Кимом Филби и предана в Кремль. Интересны личности участвовавшие в переговорах и упомянутые в том или ином контексте.

Read the rest of this entry »